Обложка \ Содержание \ Альбомы песен \ Чужой человек

Открытие: 11.04.2006

Обновление:10.04.2015

Чужой человек (1999)

Использован free on-line проигрыватель Dewplayer. Звук для скачивания mp3 (256-320 Kbit/s).
Картинки можно посмотреть крупнее


Лицевая сторона обложки

Разворот обложки

Оборот обложки

2-я вкладка

Диск

 

1.  Плот от плоти моей
2.  В комнате у Шапиры
3.  Эта бедная дорога
4.  Копеечки
5. Песенка, которая начинается с...
6.  Мои ботинки
7.  Снежинка
8.  Песня о Москве
9.  Супротив тебя, мой друг...
10. Чужой человек
11. Цыганская академическая
12. Уедем, уедем
13. Мама
14. Он был как все
15. Летом жарким на пожаре
16. Из темноты
17. Кудрявые русские храмы
18. Северная любовь
19. В том доме
20. Сон
21. Песенка Сократа
22. Альма-матерь
23. Стансы "Пьянство"...
24. Странник

 
Это второй диск В.П. Болотина. 24 песни в авторском исполнении. Некоторые песни, представленные в этом альбоме, были написаны четверть века назад, некоторые совсем недавно.

Благодарю за дружескую (она же финансовая) поддержку Никиту Иноземцева и Мишу Шурдова. Славе Федоренко и Фиме Вайнеру благодарен за привлечение к участию в этом проекте как лиц вышеуказанных, так и меня грешного.
Сереже Ивашину, Мише Обрехту и Володе Герасько благодарен за все, извините, остальное.
 

ВОВА БОЛОТИН 13.1.1999

звук - А. КИРИЛЛОВ,
фото - А. ПАШИС,
дизайн - ALBATROS Ltd

Г. НОВОСИБИРСК, 1999 г.

В Сети: 
"Bards.ru"
: описание, содержание, звук в двух форматах (mp3, ra)


1. Плот от плоти моей

   3:00    mp3   4.8 MB

Привет унылым, сгорбленным и старым.
Я сам уже не тот, который был.
Уплыл мой плот со всем нехитрым скарбом:
Пустая голова да юный пыл.

Уплыл мой плот, коль распустились нервы. 
Осталось только всё благословить.
И путь его неведом, но наверно, 
Куда-то по течению любви...
Всё дальше по течению любви.

А дальше - камыши да гладь низовья,
Да берег правый и который лжёт...
Расходятся без слов, потупив взоры.
И, как ни странно, плот меж них плывёт.

Он плод воображенья, не иначе.
Увы, теперь не мне его ловить...
Останусь у паромщицы я на ночь
Послушать плеск течения любви...
Уснуть под плеск течения любви.

А было время - и быстрей, и круче
Кипела над порогами вода.
И высились признаний гордых кручи,
И водопадом падали года.

И сам я жил с порога до порога,
И падал очень низко... Но не гиб!
И за постой я должен очень многим
Платить по истечению любви...
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

И вот однажды вывернул карманы,
Но, как ни странно, ни гроша в них нет.
Но столько ветра, смеха и обмана,
Что хватит по миру пустить весь белый свет!

Но столько лет я сам бродил по свету,
Что плоть, как плот, мне не остановить...
И, постояв, пойду ему вослед я,
Куда-то по течению любви...
Всё дальше по течению любви.

Песня из цикла "Любовь - вода", название которому дала "Песенка про повесу" (см. Песни, не вошедшие в альбомы).

Публикации ( см. раздел Издания и публикации):
1) "Купола". Литературно-художественный альманах, ? 1. Изд. дом "Вертикаль", "Арт-Авеню", 2006 г. С. 182 (в названии - ошибка):

Плот от плота мое

Из серии "Любовь - вода"

Привет унылым, сгорбленным и старым.
Я сам уже не тот, который был.
Уплыл мой плот со всем нехитрым скарбом:
Пустая голова да юный пыл.

Уплыл мой плот, коль распустились нервы - 
Осталось только всё благословить.
И путь его неведом, но наверно - 
Куда-то по течению любви...
Всё дальше по течению любви...

А дальше - камыши да гладь низовья,
Да берег правый и который лжёт
Расходятся без слов, потупив взоры,
И, как ни странно, плот меж них плывёт.

Он плод воображенья, не иначе,
Увы, теперь не мне его ловить -
Останусь у паромщицы я на ночь
Послушать плеск течения любви...

А было время - и быстрей, и круче
Кипела над порогами вода,
И высились признаний гордых кручи,
И водопадом падали года.

И сам я жил - с порога до порога,
И падал очень низко, но не гиб,
И за постой я должен очень многим
Платить по истечению любви...

И вот однажды вывернул карманы,
Но, как ни странно, ни гроша в них нет,
Но столько ветра, смеха и обмана,
Что хватит по миру пустить весь белый свет.

Но столько лет я сам бродил по свету,
Что плоть, как плот, мне не остановить -
И, постояв, пойду ему вослед я
Куда-то по течению любви...
Всё дальше по течению любви...

вверх

2. В комнате у Шапиры

   2:27    mp3   5.3 MB

В комнате у Шапиры
Водочка беспрестанно.
К водочке - разговоры, 
Шумно и ресторанно.
Стиль рококо с портвейном,
Смесь портсигара с пивом.
Спальня, пресс-клуб, кофейня - 
Комната у Шапиры.

Здесь вы встречались с братом.
Здесь на всю жизнь влюбились.
Здесь вам безмерно рады.
Здесь вам очки разбили.
Встречи без этикета.
Речи без транспарантов.
Вина без этикеток.
Молодость без возврата.

В Киеве иль в Мытищах
Видишь - пьянчужка мимо.
Спросишь: где пил, дружище?
- А в комнате у Шапиры.
Смерть всем столам на месте.
Бой всей посудной власти.
Совесть - из-под ареста,
Побоку все напасти!

А утро пусть будет грустным,
Трезвым и справедливым.
Спросят: где стал ты русским?
- А в комнате у Шапиры!
Двери - наотмашь с хрустом,
Тесно нам в этом мире!
Но пусть им всем будет пусто,
Тем, кто не знал Шапиру.

1979

Публикации ( см. раздел Издания и публикации):
1) "Иерусалимский журнал", 6, 2000 под назв. "В комнате у Шапиры...", послужила заголовком всей публикации (слева)
2) "Bards.ru", "Купола" (1), под тем же названием (справа)
3) Авторская песня. Антология. Составитель Дм. Сухарев. Екатеринбург, "У-Фактория", 2002. Посмотреть страницу.
4) "Купола". Литературно-художественный альманах, ? 1. Изд. дом "Вертикаль", "Арт-Авеню", 2006 г. С. 182 (справа, но с объединением в строфы по 8 строк и с загл. начальными буквами).

 

В комнате у Шапиры
Водочка беспрестанно,
К водочке разговоры -
Шумно и ресторанно.

Стиль рококо с портвейном.
Смесь сенбернара с пивом,
Спальня, пресс-клуб, кофейня
В комнате у Шапиры.

Здесь вы встречались с братом,
Здесь на всю жизнь влюбились,
Здесь вам безмерно рады,
Здесь вам очки разбили.

Встречи без этикета,
Речи без транспарантов,
Вина без этикеток,
Молодость без возврата.

В Киеве, или в Мытищах
Видишь - пьянчужка мимо.
Спросишь: Где пил, дружище? -
А в комнате у Шапиры!

Смерть всем столам на месте,
Бой всей посудной власти,
Совесть из-под ареста,
А по боку все напасти.

А утро пусть будет хмурым.
Трезво и справедливо
Спросят: Где стал ты русским?
А в комнате у Шапиры.

Двери наотмашь с хрустом -
Тесно нам в этом мире!
Ну, пусть им всем будет пусто,
Тем, кто не знал Шапиру!

В комнате у Шапиры
водочка беспрестанно.
К водочке разговоры,
шумно и ресторанно.

Стиль рококо с портвейном,
смесь портсигара с пивом,
спальня, пресс-клуб, кофейня -
комната у Шапиры.

Здесь вы встречались с братом.
Здесь на всю жизнь влюбились.
Здесь вам безмерно рады.
Здесь вам очки разбили.

Встречи без этикета.
Речи без транспарантов.
Вина без этикеток.
Молодость без возврата.

В Киеве иль в Мытищах
видишь, пьянчужка мимо...
Спросишь, где пил, дружище?
- А в комнате у Шапиры.

Смерть всем столам на месте,
бой всей посудной власти,
совесть из-под ареста,
побоку все напасти.

А утро пусть будет грустным,
трезвым и справедливым.
Спросят, где стал ты русским?
- А в комнате у Шапиры!

Двери наотмашь с хрустом -
тесно нам в этом мире.
Но пусть им всем будет пусто,
тем, кто не знал Шапиру.

Исполнена Олегом Городецким, Белый слёт 2009. Донино, 18 апреля 2009 г. (Раньше можно было посмотреть на YouTube видео,  оператор Леонид Гриценко (дядька Любер)).

вверх

3. Эта бедная дорога

   2:55    mp3   6.4 MB

Эта бедная дорога
Так обманчиво пуста,
Что, охваченный тревогой,
Принял за единорога,
Да, одноухого,
Да, одноухого (ага, ага),
Одноухого осла!

Можно жить по воле Бога
И попасть на пьедестал.
Так девица-недотрога
Знает путь в обход порока,
Да, в заповедные,
Да, в заповедные (эге, эге),
В эрогенные места.

Можно музыкой растрогать,
Грубо проиграв с листа.
Но всю жизнь прожить в остроге,
Где с игрой и с этим строго,
Да, и остаться без,
Да, и остаться без (йе-е, йе-ес),
И остаться без виста!

Был бы родственник-астролог
И счастливая звезда...
Но как все, дитя Востока,
С девяти до полшестого,
Да, снят с бубнового,
Да, снят с пикового (ага, ага),
Снят с тузового креста!

Эта бедная дорога
Так заманчиво пуста!
Ни вины, ни чувства долга,
Далеко всё и надолго...
Да благо, дождик,
Да благо, дождик,
Благо, дождик перестал!

В первом куплете вместо "ага-ага" В. Б. иногда исполнял "иа-иа".

вверх

4. Копеечки

   2:11    mp3   4.7 MB

Тёмным вечером за печку
Закатились три копеечки.
Как три капли упали за шиворот
Три копейки, одна фальшивая.

Первая - медная,
Как девка бедная,
Слезами омытая.
Вторая - серебряная,
Непременно.
А третья - как будто я...
А третья - как будто я.

Долго ль, коротко - не помню,
Но хозяюшка опомнилась,
Побежала по соседям:
"Ах, украли! Ах, посеяла!

Первую, медную -
Сама где не ведаю.
Вторую украли, чай!
А от третьей - покоя мне нет,
Да и на кой он мне!
Как будто любовь чья...
Как будто любовь чья..."

Ближе к осени с покоса
Воротилась в дом колхозница,
Растопила жарко печку:
"Ах ты, Боже мой, копеечки!"

Первая - медная,
Капелькой мёда, а 
Вторая - как зеркальце.
А та, золотая, враз
Вся не расплавилась,
А стала как сердце...
Осталась лишь в сердце.

А ведь не был же законным, 
Ни целковым, ни любовником...
Так уж вышло интересно,
Золотой неполновесный был.

То ли меди не хватало,
Серебра ли было мало,
Но зато в конце
Живу, в сердце дырочка,
Словно на ниточке,
Но рядом с колхозницей,
На печке, как водится.

Песня была исполнена на концерте 21 апреля 2006 г. И. Решетовым, Красноярск.
Песня также исполнялась С. Федоренко на памятном вечере 5.07.2006.

Публикации ( см. раздел Издания и публикации):
1) "Иерусалимский журнал", 6, 2000 под назв. "Тёмным вечером за печку..." (слева)
2) "Bards.ru" (справа)

Тёмным вечером за печку
закатились три копеечки.
Как три капли упали за шиворот
три копейки, одна фальшивая.

Первая медная,
как девка бедная,
слезами омытая.
Вторая серебряная
непременно,
а третья - как будто я.

Долго ль, коротко ль, не помню,
но хозяюшка опомнилась.
Побежала по соседям:
"Ах, украли, ах, посеяла!

Первую медную
сама, где не ведаю,
вторую украли, чай...
А о третьей покоя мне нет
(да и на кой он мне),
как будто любовь чья".

Ближе к осени с покоса
воротилась в дом колхозница.
Растопила жарко печку,
заглянула за: "Ах ты, Боже мой, копеечки!"

Первая медная
капелькой мёда, а
вторая, как зеркальце.
А та, золотая, враз
вся не расплавилась,
а стала как сердце.

А ведь не был же законным:
ни целковым, ни любовником.
Так уж вышло интересно,
золотой неполновесный был.

То ли меди не хватало,
серебра ли было мало,
но зато в конце:
живу, в сердце дырочка,
словно на ниточке,
но рядом с колхозницей,
на печке, как водится.

Тёмным вечером за печку закатились три копеечки,
Как три капли упали за шиворот три копейки - одна фальшивая.
Первая - медная, как девка бедная, слезами омытая,
Вторая - серебряная непременно, а третья - как будто я...
А третья - как будто я...

Долго ль, коротко, - не помню, но хозяюшка опомнилась,
Побежала по соседям: ах, украли! ах, посеяла!
Первую медную, сама где не ведаю, вторую украли чай,
От третей покоя мне нет, да и на кой он мне, как будто любовь чья.
Как будто любовь чья.

Ближе к осени с покоса воротилась в дом колхозница,
Растопила жарко печку... - ах ты, Боже мой! Копеечки!
Первая - медная, капелькой мёда, вторая - как зеркальце.
А та, золотая, враз вся не расплавилась, а стала, как сердце.
Осталось лишь сердце...

А ведь не был же законным, ни целковым, ни любовником.
Так уж вышло интересно - золотой не полновесный был.
То ли меди не хватало, серебра ли было мало, но зато в конце
Живу - в сердце дырочка, словно на ниточке,
Но рядом с колхозницей, на печке, как водится.

вверх

5. Песенка, которая начинается с изречений трёх интеллигентов:
    "...звёздное небо и нравственный закон внутри нас" -
И. Кант
    "Интеллигенция, това`ищи, это ...!" -
В. Ленин
    "E = mc2" -
А. Эйнштейн

   2:10    mp3   4.7 MB

Вам, конечно, всё равно,
Но, ребята, я давно
Мечтал про этот разговор.
В нём про звёзды и закон,
И про совесть, и потом,
Что вор в законе - тот же вор.

На заборе жирный кот,
Под забором весь народ.
Но, между прочим, есть и те,
Не на дне, не в высоте,
Те - не те, ни те, ни те,
Интеллигенческих пород!

Как-то, власти на заре,
Вождь сказал про нас в Кремле,
Мол, интеллигенция, това`ищи, ну, п`ямо скажем, оно... Но!
Кто с вождями заодно,
Тот - наверх или на дно,
Ведь е эм це квадрат равно.

Рыбу ловит рыболов,
Рисовод готовит плов.
А что украл интеллигент?
В море тем, во тьме проблем
Он совсем не МММ!
Но е суть це квадрат на эм.

Как-то Кант Эммануил,
Глядя в ночь, проговорил,
Мол, звёзды и нравственный закон внутри нас.
Кант попал не в бровь, а в глаз: 
Мы прослойка , а не класс,
Но звёзды, точно, среди нас!

За окном уж ночь-полночь...
Чем могу я вам помочь?
Я сам родился таковым.
И пускай не понятЫм,
И пускай не пОнятым,
Зато очкастым и седым!

И пускай не понятЫм,
И пускай не пОнятым,
Зато очкастым и седым!

Осень 1993 г.

В тексте, предоставленном Т. Болотиной, есть ещё один куплет между вторым и третьим:

Старший - пролетариат,
Крестьянин - тот младший брат,
А кем им всем интеллигент-с?
Сын троюродных невест,
Не работает, а ест...
Но е равно эм це квадрат!

А вместо слов: А что украл интеллигент? - слова: А что готовит Академ?

вверх

6. Мои ботинки

   2:33    mp3   5.5 MB

Мои ботинки тонут в листьях.
Шуршанье глушит их отчай'ный скрип.
Я не могу помочь им, сам повис я,
Цепляясь взглядом за верхушки лип.
А ветер всё сильней качает
Безлистые и скользкие стволы.
И я срываюсь в небо беспечален,
Как будто не был никогда земным.

Ла-ла-ла-ла, ла-ла-ла...
И я срываюсь в небо беспечален,
Как будто не был никогда земным.

Как будто я не ведал искушений.
И осени краснеть за всё, не мне.
Как будто все земные прегрешенья
Остались, как ботинки, на земле.
Как будто не меня качает,
Как будто я не пьяный в дым!
А я срываюсь в бездну без печали,
Безгрешным, словно ангел. И босым...

Ла-ла-ла-ла, ла-ла-ла...
А я срываюсь в бездну без печали,
Безгрешным, словно ангел. И босым...

вверх

7. Снежинка

   1:45    mp3   3.7 MB

На поле боя боль не уважают.
На поле боя больше ценят смех.
И так душа снежинкой улетает
Лишь для того, чтоб где-то выпал снег.

Летит, летит, сама того не знает.
И я за ней, сквозь смех и грех, бреду.
И как вода во льду не умирает,
Вот так и нас средь мёртвых не найдут.

И как огонь - сквозь скорченные ветки,
Так и слова - сквозь ветры и века.
И как тогда, когда любовь - навеки,
Так и сейчас - сквозь веки та вода...

Течёт, течёт, в твою ладонь впадает.
И я в твой дом без повода войду.
И как вода во льду не умирает,
Вот так и нас в том доме не найдут!
Вот так и нас в том доме не найдут...

Песня была исполнена на памятном концерте 21 апреля 2006 г. Татьяной Храмовой.

вверх

8. Песня о Москве

   2:18    mp3   5.0 MB

Народу, народу - полным-полно,
Автобусы, пьянь и гарь.
Небо, зажатое между домов,
Словно в толпе фонарь.

Утро синеет. Час пик или ночь?
Трудно что-либо понять.
Столица - о! - блудная дочь,
Будущая моя мать.

Сын твой во чрево твоё грядёт -
Вначале верней кончать.
В антирождественский Новый Год,
Мучась, рожай вспять.

Сын твой во чрево твоё войдёт,
Спичками шало шаля.
Чтобы спасти от стыда и невзгод,
От свалок и от Кремля.

Народу, народу - полным-полно,
Автобусы, пьянь и гарь.
Небо, зажатое между домов, -
Словно в толпе фонарь.

Лица, стиснутые у висков,
В белых глазах тоска.
Щекой прижимаясь к щеке тисков,
Пою о тебе, Москва.

Брусчатки твоей непомерна гладь,
Величие площадей...
Хочешь - бей, хочешь - верь, ну а хочешь - гладь,
Как своих асфальтовых сыновей.

вверх

9. Супротив тебя, мой друг

   2:31    mp3   5.5 MB

Супротив тебя, мой друг, устою едва ли.
Разве хватит сил и рук, чтоб тебя сберечь?
Где-то там за той горой невидаль видали -
И весёлой головой покатился с плеч...

На коленках постою вечерком, поплачу.
Если в голосе - спою, нет - так двину речь.
Пусть вернётся он ко мне - за двоих уплачено!
И цветы, что на окне, с ним готовы лечь.

Не мои ли зелены, разноцветны глазоньки?
Слава Богу, нет войны - может, не убит?
Но что делать мне теперь? Все пути заказаны...
И судьба, словно дверь, на петле скрипит.

Но что делать мне теперь? Все пути заказаны...
И судьба, словно дверь, на петле скрипит.

Повернись, отвернись - тут уж не отвертишься.
Что любил - не клянись, лучше проклинай.
Во все двери - замки, все ключи - в отверстия,
Всё на свете замкни. Рук не размыкай!

Во все двери - замки, все ключи - в отверстия,
Всё на свете замкни. Рук не размыкай!

Брошены не у дел, годы, как не ношены.
Кто бы их ни надел - всё малы в плечах.
То ли сон, то ли явь, то ли гость непрошенный,
Муж - не муж, пьян - не пьян, головой качал.

То ли сон, то ли явь, то ли гость непрошенный,
Муж - не муж, пьян - не пьян, головой качал.

вверх

10. Чужой человек

Меж высоких хлебов затерялося
Небогатое наше село.
Горе горькое по свету шлялося
И на нас невзначай набрело.
Ой, беда приключилася страшная!
Мы такой не знавали вовек:
Как у нас, голова бесшабашная,
Застрелился чужой человек!
Н. А. Некрасов. 

   3:55    mp3   8.5 MB

Всё запомню: мосты и немощи,
И помост на немощёной площади,
И народ в дожде, и вождя в плаще,
И его на колхозной лошади.
А на селе, что ни грязь, то веселие,
Что ни боль, что ни крест - красота!
Принудительно на поселение
Вместе с ним привезли кота.

Был он весь, словно рыцарь, залатанный,
Сквозь забрало смотрел на народ.
Не забрали б его, так залапали,
Благо, длинный был, как несчастливый год.
А усы на нём - дыбом волосы.
То ли суд, то ли слух до сих пор идёт:
"По воде ходил, будто п
ó суху,
И тем самым смущал в городах народ".

Но село не собой, не судьбой смутишь - 
Пионеров лишь да красных девушек.
Ни беды, ни любви, ни души здесь не утаишь,
А тем более шила или кота в мешке.
"Доставай!" - и от криков вдруг мало воздуха.
Только песней дышал, но запел народ:
"По навозу пройди, будто п
ó суху.
Вот тогда мы поверим, что ты самый тот".

А так как верил он, что народ без зла и без пошлости
(кто не верил - сам хуже скота),
Он в дерьмо вступил прямо с лошади,
На плечá посадив кота.
А по тракту гвоздей понабросано
Больше, чем запчастей от трактора.
"По гвоздям пройди, будто п
ó суху" - 
Так шутил он, и кивали все в такт ему.

Значит, свой. Значит, наш. Значит можно - с блатными песнями,
Сельсоветские можно, и можно скотские.
На фонарном столбе повесили
Для начала портрет Высоцкого.
А потом занялись культурным д
óсугом,
И в гульбе растоптали кота...
"По крови пройди, будто п
ó суху.
Вот тогда мы поверим, вот тогда..."

Рыцарь сплюнул в навоз беломорину,
Подмигнул воронью безмозглому
И пошёл по земле, будто п
ó суху,
Напевая не иначе как лозунги.
А Россия суха под подошвами.
Что ей дождь, что ей вождь, что война?
И не сеяна, и не кошена, 
И не солнечная сторона...

1980 г.

Песня была исполнена на концерте 21 апреля 2006 г. Виктором Жирновым.

Публикации ( см. раздел Издания и публикации):
1) "Сибирские огни", 10, 1988.

вверх

11. Цыганская академическая

   2:52    mp3   6.2 MB

Академ мой, Академ, 
Золотое место...
Я пришёл сюда затем,
Чтоб найти невесту.
И, конечно же, нашёл -
Лучше и не надо.
Общежитье шалашом
Стало вместо ада.

Академ мой, Академ...
Я в тебя влюбился.
Но, скажи ты мне, зачем
На тебе женился?
И живу теперь не там,
Где меня любили.
Только слава по пятам
На автомобиле.

Академ мой, Академ,
Ты не мой, а общий!
Знаю в полной темноте
Я тебя наощупь.
Я из тех, кто падал вниз,
Крылья распростёрты...
Мы ещё не развелись -
Я уже как мёртвый.

Академ мой, Академ,
Вдовая невеста...
Я ещё не президент,
Но уже не местный.
Будь что будь, но мы вдвоём,
Словно муж с женою,
Как-нибудь ещё споём
Про пережитое.

Будь что будь, но мы вдвоём,
Словно муж с женою,
Как-нибудь ещё споём
Про пережитое.

 Песня была исполнена на концерте 21 апреля 2006 г. А. Кремаренко.

вверх

12. Уедем, уедем

   1:43    mp3   3.7 MB

Вот так и поедем - никто ни на ком,
Оставим пустые дебаты,
Пополним запасы свои молоком,
А хлебом всегда мы богаты.

И пусть не обсохло вино на губах,
Пусть "АББА" поёт "мани, мани"!
Не в длинных рублях, а на длинных ногах
Мы счастье найдём без обмана.

Уедем, уедем, в конце-то концов!
Не надо ни славы, ни денег.
Любовь для юнцов, а винцо для глупцов,
Добро всё оставим злодеям.

А вот и любовь, как река на пути.
Нельзя дважды тем же в ту реку.
Но дважды войти, а не дважды уйти,
Хоть трижды, хоть вовсе навеки!

Уедем, уедем в конце-то концов!
Не надо ни славы, ни денег.
Жильё для отцов, а любовь для скопцов,
Дела все сдадим лиходеям.

А как же друзья, тут же спросите вы,
Семья, коллектив и родные?
Когда-нибудь все уезжают, увы,
Кто нафиг, кто на выходные.

Уедем, уедем в конце-то концов!
Не надо ни славы, ни денег.
Любовь для юнцов, а винцо для купцов,
Идейным оставим идеи.

Вот так и поедем - никто ни на ком,
Не давит хомут, ни объятья.
Презренье, приятель, запьём молоком,
А хлебом закусим проклятья.

Уедем, уедем, в конце-то концов!
Не надо ни славы, ни денег.
Жильё для отцов, а винцо для юнцов,
Добро всё оставим злодеям.

"АББА" - шведская эстрадная группа, популярная в конце 70-х - начале 80-х годов XX века. "Money, money" - один из хитов группы.

Песня исполнялась А. Насибуловым на памятном вечере 5.07.2006.

вверх

13. Мама

   2:11    mp3   4.7 MB

Мама руки положила
на колени.
Не мертва, но вряд ли жИва
в то мгновенье.
В небе облако в полнеба -
чья-то стирка...
Как-то просто заболела,
просто сникла.

А вчера ещё смеялась -
сын вернулся.
За сто дел тотчас взялась,
но как споткнулась.
Посидела за обедом,
побелела.
Вроде жили мы безбедно...
В чём же дело?

Неужели растранжирил
я богатство?
Или мы не дружно жили
вместе с братцем?
Потому и постарела
мама резко,
Что из дома улетело
наше детство.

Сентябрь 1978 г., Караганда.

вверх

14. Он был как все

   3:23    mp3   7.3 MB

Он был как все - для всех, кто стар и млад.
И даже сам не знал, в кого такой.
Любил он петь, умел считать до ста
И понимал, как важен для людей покой.

Он много видел на своём веку,
Но это было всё - ни то, ни сё...
Одной рукой он подпирал щеку,
Другой рукой давно махнул на всё.

Немного лет прошло с тех пор, как он
Был молодым и видел в жизни толк.
Он верил людям, даже пьяным в дым,
Но проверял монетки назубок.

На свете он боялся лишь акул,
Но иногда их путал с карасём...
Одной рукой он подпирал щеку,
Другой рукой давно махнул на всё.

И хоть не знал он всё, но делал вид,
Что знает жизнь и даже - про любовь.
Он по ночам, один, писал стихи,
Рифмуя слово "смерть" со словом "кровь".

Весна сожгла всё, за строкой строку,
И был он долго весел и невесёл...
Одной рукой он подпирал щеку,
Другой рукой давно махнул на всё.

Песня была исполнена на концерте 21 апреля 2006 г. В. Глазовым и В. Фололеевым.
Песня исполнялась также В. Глазовым на памятном вечере 5.07.2006.

вверх

15. Летом жарким на пожаре

   2:07    mp3   4.6 MB

*

Летом жарким на пожаре
Мы с тобою обсуждали
Страсти. Переплетены
Были голуби и губы.
Кто вернее приголубит,
Кто крылом взмахнёт нежнее?
Но к согласью не пришли.

А безудержное пламя
Обнимало, полыхая,
Двух дворовых пыльных клёнов
Раскалённые стволы.
Да, любовь - она такая:
Сорок раз её погубишь,
Дымом мысли застилая,
Ждёт немыслимых услад
От обдуманных ладоней,
От разгневанного сада,
Что ветвей переплетеньем
Тянет повернуть назад.

* *

Летом жарким на пожаре
Мы с тобою осуждали
Сплетни. Переплетены
Были голуби и песни.
Кто виднее в поднебесье,
Чей, приблудный или местный,
Подглядел чужие сны?

А влюблённые деревья
Поднимались в неизвестность,
Повсеместно полыхая,
Даже в мусорной золе.
Да, любовь - она такая:
Сорок раз её унизишь -
Пепел к сердцу прижимает, 
Пишет перечень утрат.
Сад храня на пыльных полках,
Собирает из осколков
Песен, сплетен, кривотолков -
Воспалённые глаза.

* * *

Летом жарким на пожаре
Мы с тобою остужали
Лица. Переплетены
Были голуби и годы.
Кто вернее в клювах воду
Носит, чтоб огонь погас?

А сгоревшие деревья,
Неподвластные разводам,
Под землёю продолжались,
Став незримы и тихи.
Их обугленные судьбы,
Глубину корней скрывая,
Двум кротам напоминали
Деревянные стихи.
Да, любовь - она такая:
Сорок раз её забудешь,
Чтобы вспомнить, догорая,
"Деревянные" стихи.

1980-1981 (примерно)

Авторское название композиции - "Вариации". В "альбомном" варианте исполнения В. Б. поёт в третьей строке каждой части переплетены, хотя в его тексте в первой части - соотнесены, а в третьей - соразмерены.
В разговорах со мной В. Б. не раз упоминал слова этой песни. Видимо, он особо ею дорожил.

Песня была исполнена на концерте 21 апреля 2006 г. А. Насибуловым и Т. Тихоновой.

Публикации ( см. раздел Издания и публикации):
1) "Сибирские огни", 10, 1988.

вверх

16. Из темноты

   1:49    mp3   3.9 MB

Из темноты дохнув дождём, листвой и ветром,
Сказал мне кто-то: дальше не ходи!
То ль ангел тьмы был, то ли ангел света,
Не знаю до сих пор, свернув с пути.
И с той поры проходят дни в зевоте,
Бессмысленные, мертвенные дни...
Кто ждал меня тогда на повороте?
Прошу, ещё немного подожди...

Больная собака, крестьянский праздник,
Птица взъерошенная - комок полёта,
Какие-то кони - в чужую сторону...
Нет, чтоб жениться на проводнице!
Ничего больше не помню.

Я добегу, я допою, доплачу!
В твой дом,
     в твой дым,
          в твой снег,
               в твой век войду.
Оставлю силы, песни и удачу,
Без разницы, - иль брату, иль врагу.
Но что же там - за дымом и за сердцем?
Но кто же там, куда я всё бегу?
Мосты, мосты горят, горят плавсредства...
И девочка в слезах на берегу.

Больная собака, крестьянский праздник,
Птица взъерошенная - комок полёта,
Какие-то кони - в чужую сторону...
Нет, чтоб жениться на проводнице!
Ничего больше не помню.

вверх

17. Кудрявые русские храмы

   2:56    mp3   6.4 MB

Кудрявые русские храмы
До боли белоголовы,
Как парни в семейных рамках
На снимках военно-голых.
     Как парни в семейных рамках
     На снимках военно-голых.

Кто ниже - тот встал поближе,
Кто старше - стоит подальше, 
И выгоревшие мальчишки
У ног поседевших башен.
     И выгоревшие мальчишки
     У ног поседевших башен.

Одни и любви не знали,
Боялись - войны не станет.
Иные - и жить-то устали
С георгиевскими крестами.
     Иные - и жить-то устали
     С георгиевскими крестами.

Все замерли, не мигая, -
Фотограф, как время, строгий, -
И жизнь превратилась в камень
Пред боем, как перед Богом.
     И жизнь превратилась в камень
     Пред боем, как перед Богом.

вверх

18. Северная любовь

   2:30    mp3   5.5 MB

Годы, беды - дым под небом -
Улетают в перелёты.
Силы, стены, корки хлеба,
Да лишь тина в перемётах.
Да над озером унылым -
В серой мгле лишь крик да крылья.
Да недолгое светило
Льёт сквозь ветви свет постылый.
Небосвод исходит ложью -
Уж и мокнут совокупно.
Только осень неподкупна -
Всё продать себя не может.
И пошла моя старушка
Красить северной любовью
Всем, кто хочет, - за полушку,
Остальным - дороже вдвое.
Ужас! Но совсем не больно...

Лужи вводят в заблужденье,
Искажают облик многих.
Глубже всех нырнули шеи -
И все головы глубоки.
И глаза голубооки,
Краснолистые погоны
На плечах таких знакомых...
Уж не я ли - тот высокий?
Вверх ногами? Ну и что же -
Голова была тяжёлой...
Жаль, что рожа стала жёлтой,
Видно, листья вместо кожи.
Да в корнях помёрзли соки,
А душа давно снаружи.
Ни плодов, ни гнёзд не нужно.
Слава Богу, что высокий!
И пошла моя старушка
Красить северной любовью.
То в жару махнёт, то в стужу...
Ужас! Но совсем не больно...
Ужас...

Берег озера пустого.
Девки все - по интернатам.
В городах теплей пернатым,
Неженатым, разведённым...
Серебрит туман деревья,
Разбросает ветер вату.
В Рождество Христово верят,
Уповая на зарплату.
И живут, как будто плачут,
Истекая, закрываясь...
Было, замуж уж собралась,
Да ведь плач лишь только начат.
И пошла моя старушка
Красить северной любовью:
Рот помадой, глазки тушью.
Ужас! Но совсем не больно...

Город, город - шум нестройный,
Голоса, гудки, молитвы.
Скрип - и рада. Скрип калитки
Открывает дворик странный.
Днём - как пьяный в ресторане,
Память держится за стенки
И садится на ступеньки
Вместе с братом старым-старым.
И лицо былой соседки
Вырастает за забором.
Словно птицы, разговоры
Из грудной несутся клетки.
Эта пьёт, у той лишь детки,
Та давно уже без мужа...
И пошла моя старушка
Красить северной любовью -
Красной краской нос и уши
И вниз, стыдно, остальное...
Ужас! Но совсем не больно.

вверх

19. В том доме

   2:08    mp3   4.7 MB

В том доме стены
                                  согнулись от забот.
Всё постепенно
                                  становится преданьем.
Лишь воскресенья
                                  ждали в нём годами
Как в добрых семьях
                                  ожидают Новый Год.

В том доме свечек
                                  не знали столько лет!
И вместе с верой
                                  не знали наказанья.
Но под глазами,
                                  как под образами,
Та темнота, в которой
                                  слёзы - тоже свет.

В том доме чудом
                                  идут за днями дни,
Как атеисты
                                  идут на богомолье.
Кресты скрипят,
                                  хоругвь побита молью,
Но над Пречистой
                                  седина, как старый нимб.

В том доме стены
                                  согнулись от забот.
Всё постепенно
                                  приходит в запустенье.
Не Рождества в нём ждали -
                                  Воскресенья.
Вот Сын воскреснет
                                  и, пожалуй, всё спасёт.

Публикации ( см. раздел Издания и публикации):
1) К востоку от солнца Альманах, выпуск 5. Новосибирск, НГУ, 2003. Под названием "В том доме стены..."

вверх

20. Сон

   2:10    mp3   4.7 MB

Бегу по улице сквозь сон,
И ветер рвёт моё дыханье.
И стих возник, почти без слов,
Как путь - весь в знаках препинанья.

И спотыкаясь каждый раз,
Я словно уточка взлетаю.
И клювом нос, и птичий глаз,
И взмах руки неузнаваем.

Художник, снится ли тебе
С паденьем взлёт? Со смертью вечность?
И, оказавшись в темноте,
Лишь ярче образ ты очертишь?

Коль так - хвала тебе! За слог
Прости меня, я невменяем...
Когда б не в зеркале я смог
Найти себя! Ведь не в меня мир,

А я в миру один средь дней -
Брожу и вижу в нём броженье
Моих, но давнишних идей,
Рождённых мной, но до рожденья.

Коль так - есть смысл ползти, лететь!
Сквозь сон и ветер, и одышку
Бежать и помнить: даже смерть -
Лишь временная передышка.

Песня была исполнена на концерте 21 апреля 2006 г. А. Чье (аккомп. Р. Ланкин), Томск.

вверх

21. Песенка Сократа

   1:07    mp3   2.5 MB

Никуда не убегу.
Сети тонкие расставлю,
Солнышко на берегу
Не поймаю, так прославлю.
И какой бы ни был год,
Той ли, этой ихней эры:
На закате символ веры -
Бывший-будущий восход.
     На закате символ веры -
     Бывший-будущий восход.

Никогда не убегу
И страны сей не оставлю.
Что положено врагу,
Будет выпито до капли.
И пускай ликует тот,
Кто себя считает первым!
На закате символ веры -
Необманутый народ.
     На закате символ веры -
     Необманутый народ.

Никогда не убегу!
И тебя здесь не оставлю.
На высоком берегу
Сети, словно стены, ставлю.
Пот впадает в океан,

Как лучи искрятся нервы...
На закате символ веры -
Полуразорённый храм.
     На закате символ веры -
     Полуразорённый храм.

вверх

22. Альма-матерь

   2:08    mp3   4.7 MB

Я с хозяйством натуральным
Влез в ужасные долги!
Помоги мне, Альма-матерь,
Матерь-яльно помоги.
Альма-матерь, Матерь-альма,
Матерь-яльно
                           помоги.

Стал бы я хоть чуть известным,
Я бы сам себе помог:
Наделил бы койко-местом
И закрылся б на замок.
Но с неба сыплется извёстка -
Надо перезимовать!
Помоги нам, Матка-боска,
Босым надо помогать.

Столько бед пришлось отведать,
Столько радостей узнать,
Что теперь и за обедом
Есть что можно вспоминать.
Можно есть что, что есть можно,

Есть что можно вспоминать.

Всё равно живём вполсилы -
Больше силы не моги!
Помоги мне, Мама миа,
Мимо, Мама, не беги.
Мне же ничего не надо -
Ни экзамен, ни зачёт!
Лишь работа - до упада,
Да зарплата не-за-чё.

Остальное всё, буквально,
Было ль, не было ль, - плевать!
Помоги мне, Матка-альма,
Матерь-боска...
                             Твою мать!

Песня была исполнена на концерте 21 апреля 2006 г. С. Ненашевым.

Публикации ( см. раздел Издания и публикации):
1) Авторская песня. Антология. Составитель Дм. Сухарев. Екатеринбург, "У-Фактория", 2002. Посмотреть страницу.

вверх

23. Стансы "Пьянство" или осенняя любовь

   2:08    mp3   4.7 MB

Под ногами - мох да сырость.
В голове - туман.
Я, непонято-красивый,
Не кляну обман.

Сяду, видимо-угрюмый,
Расплывусь в тоске.
Разберись тогда без рюмки - 
Фат или аскет.

Ветер сносит оскорбленья 
В кучу на яру...
Был костёр - осталось тленье
На таком ветру.

Дымный полдень всё разделит
Что, почём, кому...
Счастье в меру, смерть в постели,
Жизнь невмоготу.

Золотое, золотое
Полетело п
ó миру.
Горсть любви смешал с золою
И развеял п
ó ветру.

Укоряли тополями -
Грустно да не совестно...
Жаль, что вовремя не з
áпил -
Было б всё, как в снах весной.

Заскрипит с тряпьём подвода,
Смазать бы в осях...
Это всё-таки не повод
Ночевать в гостях.

Полпути - а всё дорога,
Вечер - а не ночь...
Только-только от порога,
А уже невмочь.

Июнь, 1978

Запись 1980?
Песня исполнялась И. Шалимовой и В. Герасько на памятном вечере 5.07.2006.

вверх

24. Странник

   3:35    mp3   7.8 MB

Стуча клюкой по стоптанным ступеням
И острым взглядом раздвигая стены,
Вошёл в мой дом отпетый гость согбенный,
Прохожий странник - в седине, как в пене.

Приют он не просил, и я не бросил
В ответ ему сочувственный отказ.
Он просто сел за стол, как будто в гости 
Был зван, забыв, что Бог ему подаст.

Ладонь шершава, посох глаже тени,
Морщины глубоки уже настолько,
Что лик, казалось, слеплен был из долек:
Любви, печали, доли и спасенья.

И не был слеп он, чтоб не видеть хлеба.
И не был сыт, смиренно чтоб просить.
Он просто сел, сломал хлеб об колено
И съел ломоть, забыв перекрестить.

Ах, знал бы он, что в доме - скоро вечность.
Не верят в Бога и не топят печек...
И на вопрос, не завелась ли нечисть,
Пожмут плечами - и в трубу, так легче.

Ах, знал бы он, что ночь темнее стала,
Хоть свечи заменил электросвет.
И что горит над домом тёмно-ало
Одна звезда, одна звезда для всех.

И суть вещей, и боль предвосхищенья
Он знал. И то, что сбудется потом...
И хлеб, и дом он освятил, но не крещеньем,
А предстоящим будущем крестом.

Прошли века, простые словно гаммы,
От дорождения Христа до домарксизма,
До синевы, распятой пыльной рамой,
Что вдруг напомнит что-то выше истин.

А был ли он? Спросите у соседей.
А люди, что живут доныне здесь
В любви, в печали, в доле и в спасенье,
Твердят: хлеб наш насущный даждь нам днесь.

вверх

 


Несметные дни Владимира Болотина
При использовании материалов сайта просьба соблюдать приличия
© М. А. Выграненко, 2006-2015

Рейтинг@Mail.ru