Обложка \ Содержание \ Альбомы песен \ Восточный ветер

Открытие: 11.04.2006

Обновление:10.04.2015

Восточный ветер (1995)

Использован free on-line проигрыватель Dewplayer. Звук для скачивания mp3 (256-320 Kbit/s).
Картинки можно посмотреть крупнее


Лицевая сторона 1-й вкладки

Разворот 1-й вкладки

Оборот 1-й вкладки

2-я вкладка

Диск

 

1.  Ангел
2.  Багровый закат
3.  Ножки в реку
4.  Я первый
5.  Дорога
6.  Восточный ветер
7.  Польша
8.  Тень
9.  Автопилот
10. Тюлень
11. Лошадь в яблоках
12. Летний день
13. Точильщик ножей
14. Ной
15. Иванушка
16. Мой дом
17. Сосна
18. Может быть
19. Трамваи
20. Звездолет
21. Наратай
22. Осень
23. Эпитафия
24. Прибой
25. Легче легкого
26. Пристанище моё
27. Липовый мед
28. Она убежала
29. Премьера

Владимир Петрович Болотин родился в Караганде в 1955 г. В 1978 г. закончил физический факультет Новосибирского Государственного Университета и с тех пор живет и работает в Академгородке. Автор более 150 песен.

Песни звучат в исполнении автора.

Поименно вспомнить друзей моих любимых, благодаря которым диск сей взошел на небосклоне судьбы моей, радостно и невозможно. Время именовать песни, а песенные имена любимых моих пусть до поры останутся вне прикосновенности. Несметных дней вам, дорогие мои!

В. БОЛОТИН
29 августа 1995 г.

ЗВУК А. Мартьянов
ФОТО В. Глазов
ОФОРМЛЕНИЕ Студия Альбатрос

Новосибирск 1995

Manufactured by UEP Ekaterinburg, Russia
UL 95 387

R Новосибирский торгово-промышленный дом
© В.П. Болотин

В Сети: 
"Bards.ru"
: описание, содержание, звук в двух форматах (mp3, ra)

К выходу альбома - статья И. Ульяниной "Роскошь музыкально-поэтических излишеств".


В 1996 по просьбе В. Б. Алексей Комор, первым откликнувшийся в нашей гостевой книге, поместил два оригинала диска в Публичную библиотеку г. Чикаго и Библиотеку университета Нотр Дам (США). Они доступны и сейчас по межбиблиотечному обмену в США, а значит,  и по всему миру. Вот их выходные данные.

Notre Dame (USA) university public library

Title Vostochnyĭ veter [sound recording].
Imprint Novosibirsk : Novosibirskiĭ torgovo-promyshlennyĭ dom, 1995.
Descr. 1 sound disc : digital, stereo ; 4 3/4 cm.

Library Has All items
Location Info Audio Center Compact Disc
R969-28 CD Non-Circulating

Gen. note Romanized record.
Performers Sung by the composer, with guitar accompaniment.
Subject Popular music -- Russia -- 1991-2000.
Performer Add.Entry Bolotin, V. P. (Vladimir P.).
Add.Entry Bolotin, V. P. (Vladimir P.).
Sys. no. 002038169

Chicago Public Library

Title Vostochnyĭ veter [sound recording].
Author Bolotin, V. P. (Vladimir P.)
Publisher Novosibirsk : Novosibirskiĭ torgovo-promyshlennyĭ dom, 1995.
Description 1 sound disc : digital ; 4 3/4 cm.
Notes Romanized record.
Compact disc.
3/10/98.
Performers Sung by the composer, with guitar accompaniment.
Subject(s) Popular music Russia (Federation) 1991-2000.
Format Russian qRussian
sound recording qsoundrecording
qmusiccompactdisc music compact disc

Where to find it
Branch Location Date Call Number Status
Harold Washington Library Center MUCLS 07/15/98 M1757.18.B64V67 1995 Not 
Checked Out

1. Ангел

   mp3   2:35    4.8 MB

Ангел мой, что с тобой?
Не к лицу тебе страдать.
Добротой, красотой
Никого не испугать.

Ангел мой, всеблагой,
Не заставил долго ждать -
Взял и улетел с тобой
В те края, где благодать.

Ангел мой, золотой,
В сад не выйти без ножа -
Волчий вой, сучий рой.
Где, скажи, моя душа?

Ангел мой, громче пой -
Будет время не дышать.
И не бойся, сам Герой
Выйдет нас сопровождать.

А когда темнота
Позовёт нас от - и вот
Будет повод, господа,
Слать вдогонку перевод.

Ангел мой, Бог с тобой,
Не к лицу нам поучать,
Лучше мчаться в мир иной -
В благодать из благовзять.

Другие редакции: "Иерусалимский журнал", ? 20-21, 2005, см. страницу публикаций):

Ангел мой, что с тобой?..
Не к лицу тебе страдать.
Добротой, красотой
никого не испугать.

Ангел мой, всеблагой,
не заставил долго ждать -
взял и улетел с тобой
в те края, где благодать.

Ангел мой, золотой...
В сад не выйти без ножа.
Волчий вой, сучий рой.
Где, скажи, моя душа?

Ангел мой, громче пой...
Будет время не дышать.
И не бойся, сам герой
выйдет нас сопровождать.

А когда темнота
Позовёт нас от... И вот,
будет повод, господа,
слать вдогонку перевод.

Ангел мой, Бог с тобой...
Не к лицу нам поучать.
Лучше мчаться в мир иной,
В Благодать из Благовзять.

вверх

2. Багровый закат

   mp3   2:43    5.0 MB

Багровый закат, как усмешка кривая,
Губы сомкнул и погас.
Небо, единственный глаз закрывая,
Больше не смотрит на нас.

Ночь как окурок, брошенный в утро,
Будет туманом дымить.
Не небо, не солнце, не ночь, а кудри
Буду тебе, словно кольца, дарить...

Мы молодость прячем в делах и заботах,
Зря наши богатства растратить боясь.
Но старость сотрёт с седины позолоту
И за бесценок продаст.

Ветер-юнец подобрал папироску,
Утро поджёг и сбежал!
Солнце в пижаме лучистой в полоску
Вышло глазеть на пожар.

В пламени дня разгораются страсти,
Но ищем мы тёмных углов.
И гаснут вдали от пожара и счастья
Вера, надежда, любовь...

Мы молодость прячем в делах и заботах,
Зря наши богатства растратить боясь.
Но старость сотрёт с седины позолоту
И за бесценок продаст.

Другое название: "Этюд мелодраматический", см. запись 1980?

вверх

3. Ножки в реку

   mp3   1:51    3.5 MB

Ножки в реку опустила,
Стала к августу вода
Холодна, любовь - постыла,
Расцелует иногда.

Разбегутся крýги, крýги,
От коленок к берегам...
Там, где барышню остудит, -
Сводит судорогой дам.
Там, где барышню остудит, там...

Было время потеплее -
В ночь из дома босиком.
Хоть и колет хвоя злее,
Да незаметней сосняком.

Да, весной вода - повсюду!
Брод искать ловчей босой...
Там, где барышням, - посюда,
Дамам будет - с головой.
Там, где барышням посюда, там...

Прибежала на свиданье,
Сердце где-то в облаках.
Милый встретил не с цветами,
А с бутылкою в руках.

Не побрился, алкоголик,
И, щекой прижавшись, - спит...
Там, где барышню уколет, -
Даму только рассмешит.
Там, где барышню уколет, там...

Потянулись птицы к югу,
Пополудни чуток сон.
Весь июль искала юбку,
А к утру - проснулся он.

Падал пьян, просил прощенья,
Весь подол в его слезах...
Что у девок на коленях,
То у женщин на глазах.
Что у девок на коленях, что...

Ножки в реку опустила,
Стала к августу вода
Холодна, любовь постыла -
Расцелует иногда.

Разбегутся руки, руки,
От коленок - к берегам...
Там, где барышню остудит, -
Сводит судорогой дам.
Там, где барышню остудит, там...

Декабрь 1979.
Автор относил эту песню к циклу "Любовь - вода", название которому дала "Песенка про повесу".

Исполнена С. Лебедевой на концерте "К дальним округам"в ДУ СО РАН 19 апреля 2009 г.: просмотр на YouTube с предисловием ведущего С. Бирюкова.

Другие редакции:
1)"Иерусалимский журнал", 6, 2000 под назв. "Ножки в реку опустила..." (слева), см. страницу публикаций
2) "Bards.ru", под тем же названием (справа)

Ножки в реку опустила,
стала к августу вода
холодна, любовь постыла -
расцелует иногда.

Разбегутся круги, круги
от коленок к берегам.
Там, где барышню остудит,
сводит судорогой дам.

Было время потеплее -
в ночь из дома босиком.
Хоть и колет хвоя злее,
да незаметней сосняком.

Да весной вода повсюду -
брод искать ловчей босой.
Там, где барышням посюда,
дамам будет с головой.

Прибежала на свиданье,
сердце где-то в облаках.
Милый встретил не с цветами,
а с бутылкою в руках.

Не побрился, алкоголик,
и, щекой прижавшись, спит.
Там, где барышню уколет,
даму только рассмешит.

Потянулись тени к югу,
пополудни чуток сон.
Весь июль искала юбку,
а к утру проснулся он.

Падал пьян, просил прощенья -
весь подол в его слезах.
Что у девок на коленях,
то у женщин на глазах.

Ножки в реку опустила,
Стала к августу вода
Холодна, любовь постыла -
Расцелует иногда.
Разбегутся круги, круги
От коленок к берегам.
Там, где барышню остудит,
Сводит судорогой дам.

Было время потеплее,
В ночь из дома босиком.
Хоть и колет хвоя злее,
Да незаметней сосняком.
Да весной вода повсюду -
Брод искать ловчей босой.
Там где барышням по сюда
Дамам будет с головой.

Прибежала на свиданье,
Сердце где-то в облаках.
Милый встретил не с цветами,
А с бутылкою в руках.
Не побрился алкоголик
И, щекой прижавшись, спит.
Там где барышню уколет,
Даму только рассмешит.

Потянулись тени к югу,
Пополудни чуток сон,
Весь июль искала юбку,
А к утру проснулся он.
Падал пьян, просил прощенья -
Весь подол в его слезах.
Что у девок на коленях,
То у женщин на глазах.

Ножки в реку опустила,
Стала к августу вода
Холодна, любовь постыла -
Расцелует иногда.
Разбегутся руки, руки
От коленок к берегам.
Там, где барышню остудит,
Сводит судорогой дам.

вверх

4. Я первый

   mp3   2:38    5.0 MB

Я первый,
                   который не выдержал гонки
И лёг у обочины слева.
Трава по колено была, а стала по горло,
А я улыбаюсь так глупо...

Расчётливые - так те уж давно прибежали и смыли
Свой пот и прилипшую грязь.
А я, вместо ванны и мыла,
                                               весь в пене ковыльной.
А небо - чуть дальше,
Чем глубже,
                     тем дальше,
                                           тем глубже...

Кричат мне те первые, но им не докричаться:
Земля - под уклон, и не видно...
От пения птиц и от ветреных бурных оваций - 
Бесплатно, нелепо и пыльно...

Наверное, так
                          там, где ждут, выбивают матрацы.
А здесь, выбиваясь из сил,
Лежат и морочат кузнечикам головы, пальцы
Сжимая в кулак,
                              разжимая,
                                                 сжимая в кулак...

По-видимому,
                          так играют усталые старые дети,
Неведомое узнавая из снов.
Им снится янтарное дно,
                                             где ни жизни ни смерти,
Лишь мысли сияние, мысли сияние...

Им снится янтарное дно,
                                             где ни жизни ни смерти,
Лишь мысли сияние, мысли сияние!

Другие редакции:
1) "Иерусалимский журнал", 6, 2000, под назв. "Я первый, который не выдержал гонки..." (слева), см. страницу публикаций;
2) "К востоку от солнца", выпуск 5. Новосибирск, НГУ, 2003 (справа), см. страницу публикаций.

Я первый, который не выдержал гонки
и лег у обочины слева.
Трава по колено была, а стала по горло,
а я улыбаюсь так глупо..

Расчетливые, так те давно прибежали и смыли
свой пот и прилипшую грязь,
а я, вместо ванны и мыла, весь в пене ковыльной,
а небо - чем дальше, тем глубже...

Кричат мне те первые, но им не докричаться.
Земля под уклон, и не видно...
От пения птиц и от ветреных бурных оваций -
бесплатно, нелепо и пыльно...
Наверное, так, там, где ждут, выбивают матрацы.
А здесь, выбиваясь из сил,
лежат и морочат кузнечикам головы, пальцы
сжимая в кулак, разжимая, сжимая в кулак...

По-видимому, так играют усталые старые дети,
неведомое узнавая из снов.
Им снится янтарное дно, где ни жизни, ни смерти,
лишь мысли сияние, мысли сияние...

Я первый, который не выдержал гонки
и лег у обочины слева.
Трава по колено была, а стала по горло,
а я улыбаюсь так глупо...
Расчётливые, так те давно прибежали и смыли
свой пот и прилипшую грязь,
а я, вместо ванны и мыла, весь в пене ковыльной,
а небо - чем дальше, тем глубже...
Кричат мне те первые, но им не докричаться.
Земля под уклон, и не видно...
От пения птиц и от ветреных бурных оваций -
бесплатно, нелепо и пыльно...
Наверное так, там где ждут, выбивают матрацы.
А здесь, выбиваясь из сил,
лежат и морочат кузнечикам головы, пальцы
сжимая в кулак, разжимая, сжимая в кулак...
По-видимому, так играют усталые старые дети,
неведомое узнавая из снов.
Им снится янтарное дно, где ни жизни, ни смерти,
лишь мысли сияние, мысли сияние...

вверх

5. Дорога

   mp3   3:22    6.2 MB

Вдруг - дуновенье лёгких крыл,
Бестелое касанье вдохновенья.
И тайна смерти стала на мгновенье
Проста, как будто дверь открыл.
И птица пролетела перед дверью
Предвестницей последующих лет.
Мелькнут - и нет,
Лишь скрип двери да перьев
На утреннем снегу чернильный след...

Дорога меж холмов проста:
То влево повернёт, то вправо.
То птицы тень мелькнёт, то тень креста...
Ту - опоздал ловить, другую - рано,
Но та и та, как жизнь, быстра.

Меж тем дорога пыльная крала
Следы и с ними - смысл жизни.
И вновь нависли два крыла
Над головой, больной от мысли:
То - тень креста или орла?

Меж тем жара росла, и вновь роса
На теле выступила солью.
И с болью в высохших глазах -
Мольба: "О Боже, мне довольно!
Пусть птицы тень, пусть тень креста..."

Меж тем дорога гордая пуста,
Людей и не было как будто.
Он первый смертный в тех местах,
И люди здесь не скоро будут.
Но крылья чьи прибиты на крестах?

Декабрь, 1979. Другое название: "Путь познания".
В тексте, предоставленном Т. Болотиной, есть ещё одна строфа, последняя:

Меж тем Любви, Свободы, Божества
Плутает путник в поисках ответа.
И в тысяче шагов - одна верста,
И в тысяче ночей - немного света,
И тень одна - от птицы и креста.

Другие редакции: "Bards.ru", под названием: "Путь познания" (с ошибками), см. страницу публикаций:

Вдруг дуновенье лёгких крыл,
Бестелое касанье вдохновенья,
И тайна смерти стала на мгновенье -
Как будто двери приоткрыл,
И птица пролетела перед дверью.
Мелькнёт и нет...
Лишь скрип двери да перьев,
На утреннем снегу чернильный след.

Дорога меж холмов проста -
То влево повернёт, то вправо.
То птицы тень мелькнёт, то тень креста,
Ту опоздал ловить, другую - рано
Но та и та, как жизнь быстра.

Меж тем дорога пыльная крала
Следы и с ними смысл жизни.
И вновь нависли два крыла
Над головой, больной от мысли.
То тень креста или орла

Меж тем жара росла.
И вновь роса
На теле выступила солью.
И с болью в высохших глазах
Мольба: О, Боже... мне довольно...
Пусть птицы тень, пусть тень креста

Меж тем дорога горная пуста.
Людей и не было как будто.
Он первый смертный в тех местах,
И люди здесь не скоро будут.

Но крылья чьи прибиты на крестах?

2) В сборнике "К востоку от солнца" (Новосибирск, НГУ, 1999) напечатаны первые 8 строк:

Вдруг дуновенье лёгких крыл,
бестелое касанье вдохновенья,
и тайна смерти стала на мгновенье
проста, как будто дверь открыл,

и птица пролетела перед дверью,
предвестницей последующих лет,
мелькнут и нет, лишь скрип двери, да перьев
на утреннем снегу чернильный след.

вверх

6. Восточный ветер

   mp3   2:02    3.7 MB

Восточный ветер, восточный ветер,
Странно тёплый среди зимы,
Вниз летит, как под горку дети,
Как снежинки, летит из тьмы,
Как вдогонку за ним несётся
Весь восточный угар-дурман...
В снежных клубах он с ним дерётся,
В снежных барах, в снежных барах,
В снежных барах напившись пьян.

Ураганный угарный ветер
Словно флюгер, нетерпелив,
Пристаёт на сквозном проспекте
К людям, к судьбам, неволя их.
Весь в любви, как пьянчуга в снеге,
Весь в крови, как былая страсть...
Он не просит, причудник, денег,
Он скорее, он скорее,
Он скорее всё сам отдаст.

Только б кто-нибудь из прохожих,
Кто хоть раз не себя любил,
Вдруг обнял бы его до дрожи
И чуть-чуть бы - поговорил...
Восточный ветер, восточный ветер,
Странно тёплый среди зимы,
Вниз летит, как под горку дети,
Как снежинки, как дружинник,
Как ментовка летит из тьмы...

Другие редакции: "Иерусалимский журнал", 20-21, 2005, см. страницу публикаций:

Восточный ветер, восточный ветер,
странно тёплый среди зимы,
вниз летит, как под горку дети,
как снежинки, летит из тьмы.

Как вдогонку за ним несётся
весь восточный угар-дурман...
В снежных клубах он с ним дерётся,
в снежных барах, в снежных барах,
в снежных барах напившись пьян.

Ураганный угарный ветер,
словно флюгер нетерпелив,
пристаёт на сквозном проспекте
К людям, к судьбам, неволя их.

Весь в любви, как пьянчуга в снеге,
Весь в крови, как былая страсть,
он не просит причудных денег,
он скорее, он скорее,
он скорее всё сам отдаст.

Только кто-нибудь из прохожих,
кто хоть раз не себя любил,
вдруг обнял бы его до дрожи
и чуть-чуть бы - поговорил.

Восточный ветер, восточный ветер,
странно тёплый среди зимы,
вниз летит, как под горку дети,
как снежинки, как дружинник,
как ментовка летит из тьмы.

вверх

7. Польша

   mp3   2:22    4.3 MB

Горько, не горько - не поправить историй.
Но, православный католик, хочу увлечь
Польшу и польку я постольку, поскольку
Речь Посполита больше не стоит свеч.

Польша и полька - апельсинова долька.
В русском слоге иголка - латинский меч.
Висла и Волга - два катынских волка,
За прощеньем потомков вам розно течь.

Польша, пригубишь от еврейских погромов.
Ерофеев, Платонов - ты им до плеч.
Век не забудешь ни которых, ни оных,
Новоафонских звонов литую речь.

Польша и полька, что может быть горше?
Когда вроде как должен глаголом жечь
Польку и Польшу - да поможет им Боже!..
"Пани Ольга Гржегоржик, до видзенья встреч..."

вверх

8. Тень

   mp3   2:27    4.5 MB

День -
            от пчелы тень.
Ночь -
            от звезды дочь.
Речь о любви -
                            тех,
Кто может
                   помочь.

Листьям прости
                              смерть.
Ветру прости
                              вой.
Только прощать
                              не смей
Сердцу своему
                              боль.

Кренит корабль
                              вал.
Не было б -
                       вряд ли плыл.
Так без любви
                           и ты
В небо бы
                    не упал.

Бог как всегда
                           глух.
Дом твой зальёт
                              дождь.
Но возвращайся
                              сух,
Даже к себе
                        в дрожь.

День -
            тень,
Ночь -
            дочь.
Речь -
            тем,
Кто должен
                     помочь.

вверх

9. Автопилот

   mp3   3:09    5.8 MB

Отравлен субботой - и горя мне мало,
Я вольным пилотом лечу, напевая
О порванных крыльях и ветре в карманах.
Я с автопилотом лечу, выпивая.

Прекрасна суббота, с высот ещё лучше!
Я брошу работу задолго до срока,
И вновь станут чужды любовь и свобода.
Но небо высоко...
Но небо высоко...
Но снова - суббота!

Но время - но деньги... Но горя мне мало,
Сажу самолёт на зелёной лужайке.
Залётные лужи - налево, направо,
А жёлтые листья,
                                а жёлтые листья
К лицу тебе, малый.

Ни звука, ни мысли... Тупой, винтоусый,
Застыл самолёт перед тем, как нечаянно
Терять очертанья, как с ниточки бусы. 
Коснулся - и нет их,
Коснулся - и нет их,
Ни крыльев, ни чаяний...

Отравлен свободой - прости меня, мама! -
Никак за здоровьем мне не угнаться.
Коленки скрипят, как оконные рамы.
На них бы молиться,
                                      на них бы молиться,
Но ветер стеклянный -
В глаза мне осколки галлюцинаций.

Другие редакции:
1) "Иерусалимский журнал", 6, 2000, под назв. "Отравлен субботой, и горя мне мало...", см. страницу публикаций.
2) "Купола". Литературно-художественный альманах, ? 1. Изд. дом "Вертикаль", "Арт-Авеню", 2006 г. С. 183 (та же редакция).

Отравлен субботой и горя мне мало,
я вольным пилотом лечу, напевая,
о порванных крыльях и ветре в карманах,
я с автопилотом лечу, выпивая.

Прекрасна суббота
(с высот ещё лучше!).
Я брошу работу
задолго до срока,
и вновь станут чужды
любовь и свобода.
Но небо высоко...
Но снова суббота...

Но время, но деньги, но горя мне мало,
сажу самолёт на зелёной лужайке:
залётные лужи налево, направо,
а жёлтые листья к лицу тебе, малый.

Ни звука, ни мысли...
Тупой, винтоусый,
застыл самолёт
перед тем, как нечайно
терять очертанья,
как с ниточки бусы -
коснулся - и нет их,
ни крыльев, ни чаяний...

Отравлен свободой, прости меня, мама,
никак за здоровьем мне не угнаться:
коленки скрипят, как оконные рамы,
на них бы молиться, но ветер стеклянный -
в глаза мне осколки галлюцинаций.

вверх

10. Тюлень

   mp3   2:50    5.2 MB

Я мог бы сравнивать цирк с птичьим базаром,
Аплодисменты - с шумом прибоя.
Но вырос я в зоопарке,
Недалеко от базара и далеко от моря.

Где тёмные-тёмные скалы,
Блестящие скользкие камни,
Прохладные милые волны -
Ласкают, ласкают, ласкают.
Рубище земли и лохмотья
Старого-старого неба -
Все в кружевах белопенных,
А чайки всё кружат и кружат...

Я видел бы белых птиц в ваших улыбках,
Падал бы, как в прохладу, в дрожь барабанов...
Но голоден я, а рыбку
Дрессировщик держит в кармане.

А где же? - тёмные-тёмные скалы,
Блестящие скользкие камни,
Прохладные милые волны -
Ласкают, ласкают, ласкают...
Рубище земли и лохмотья
Старого-старого неба -
Все в кружевах белопенных,
А чайки всё кружат и кружат?..

Другое название: "Этюд 'Прохлада' или Песня циркового тюленя".

вверх

11. Лошадь в яблоках

   mp3   1:43    3.2 MB

Что-то, наверное, где-то сбудется,
Или волки в лесу все сдохнут.
Извозчик едет прямо по улице,
Копыта цокают, цокают, цокают.

Лошадь в яблоках грустной мордой
Кивает прохожим на всякий случай:
Вдруг да встретится кто знакомый,
Хозяин на водку тогда получит.

Но людям некогда - дел по горло,
Некогда даже удивиться.
Одни лишь дети стоят подолгу,
Мечтая на лошади прокатиться.

Дождь рассыпался с неба на руки,
Что-либо вернуть не в его власти.
Остались лежать на асфальте яблоки.
И лошадь стала невидимой масти.

Сентябрь 1974. Другое название: "Песня про лошадь в яблоках".

Другие редакции:
1) "Bards.ru", см. страницу публикаций. Первая строчка последней строфы: Дождь просыпался с неба на руку...
2) "Купола". Литературно-художественный альманах, ? 1. Изд. дом "Вертикаль", "Арт-Авеню", 2006 г. С. 182.

вверх

12. Летний день

   mp3   2:40    4.9 MB

Летний день забрался на второй этаж,
Тронул дверь и, приоткрыв, скользнул
В мир теней, где каждый новый шаг
Вёл во тьму,
                       вёл во тьму.

Летний день - так много он хотел.
Столько дел - всё бросила к чертям.
Все дела - сплетение двух тел...
Летний день,
                        летний день.

Летний день. Хватило б только сил -
Так просил, беспомощно красив.
И носил, как будто на руках, -
В облаках,
                    в облаках.

Где-то,
              где-то вон там
Белый Левиафан...
В поле вечно зелёных волн -
Love you, oh fine!
Love you, oh fine...

Летний день, под вечер он устал.
Звать детей пора бы, а потом -
Не забыть закрыть на кухне кран.
А потом,
                 а потом...

Летний день, как древний влажный царь,
Приказал, и начался потоп.
Что с того, что не закрыла кран,
Что с того,
                    что с того...

Где-то,
              где-то вон там
В небе забытый кран
Капля за каплей льёт
То ли закат, то ли восход,
То ли за годом год.

Летний день всё дальше, в мир теней,
От людей, за этажом этаж,
От потопа новых серых дней -
В мир теней,
                        в мир теней.

Где-то, где-то вон там
Белый, как облака,
Плачет, смотрит и ждёт
Летним слепым,
Вечно слепым дождём.

Видимо, песня относится к циклу "Любовь - вода".
Песня исполнялась Т. Болотиной на памятном вечере 5.07.2006.

вверх

13. Точильщик ножей

   mp3   2:08    3.9 MB

Он такой - осторожный такой...
Но вино проливает порой.
Без надежды на вечную жизнь -
Он всё точит и точит ножи.
Без надежды на вечную жизнь -
Он всё точит и точит ножи.

Он такой - бестолковый такой..
Всё он делает левой ногой,
Правой нет, и с похмелья дрожит -
Зарабатывает на жизнь.
Правой нет, и с похмелья дрожит -
Зарабатывает на жизнь.

Он такой малахольный, такой,
Что давно бы пора на покой -
Без упрёков, без боли, без лжи...
А он всё точит и точит ножи.
Без упрёков, без боли, без лжи...
А он всё точит и точит ножи.

Век пройдёт и наступит другой,
Вновь завертится шар голубой.
Только звёзды, как искры в тиши -
Он и там снова точит ножи.
Только звёзды, как искры в тиши -
Видно, там затупились ножи.

Другие редакции:
1) "К востоку от солнца", выпуск 5. Новосибирск, НГУ, 2003.
2) "И золото листвы, и золото идей..." Поэзия Советского района. Новосибирск, 2003.

Он такой, осторожный такой...
Но вино проливает порой.
Без надежды на вечную жизнь
он всё точит и точит ножи.

Он такой бестолковый, такой...
Всё он делает левой ногой
(правой нет) и с похмелья дрожит,
зарабатывает на жизнь.

Он такой малахольный, такой,
что давно бы пора на покой
без упреков, без боли, без лжи,
а он всё точит и точит ножи.

Век пройдет, и наступит другой.
Вновь завертится шар голубой.
Только звезды как искры в тиши -
он и там снова точит ножи.

вверх

14. Ной

   mp3   2:24    4.4 MB

Моя любимая, дождёмся вечера.
Вода стекает с талых гор - уже по плечи нам...
Я вижу серый день... А тем, кто грешен был,
Ты не завидуй - их удел не лучше прежнего.

Моя любимая, на свете столько зла!
Взмахну веслом и - всё на слом,
                                                        и - вчуже нам весна...
Но пыльный город сух, всё выше в небеса
Он улетает, и несут его твои глаза...

Два птенчика изменчивых бровей,
Зрачки твои - грачи под небосводом...
В них мир  - на дне на сотни лет и лье!
Как будто дождь не прекращался всю субботу...

Моя любимая, мы не изгнанники,
И дождь полощется, смотри, подобно знамени.
Ты видишь серый день, для нас он - белый дом...
А тем, кто выбрал мир теней, он -
                                                          мёртвым городом...

Моя любимая, пусть гибнет всё вокруг!
И только солнце, опалясь, не выпусти из рук...
Но пыльный город сух, всё выше в небеса -
Ему не страшен Божий суд и серые глаза...

В излучинах измученных бровей 
Зрачки твои, как два водоворота...
В них мир - на дне на сотни лет и лье,
Как будто дождь не прекращался всю субботу...

Другое авторское название: "Песенка Ноя". Видимо, песня относится к циклу "Любовь - вода".

Другие редакции:
1) "Иерусалимский журнал", 20-21, 2005, публикация М. Басина, под названием "Песенка Ноя", см. страницу публикаций.
2) "Bards.ru", под названием "Песенка Ноя", см. страницу публикаций.

Моя любимая, дождемся вечера.
Вода стекает с талых гор - уже по плечи нам.
Я вижу серый день, и тем, кто грешен был,
ты не завидуй - их удел не лучше прежнего.

Моя любимая, на свете столько зла:
взмахну веслом - и все на слом, и всуе нам весна.
Но пыльный город сух, все выше в небеса
он улетает, и несут его твои глаза:

В излучинах измученных бровей
зрачки твои - грачи под небосводом.
А мир на дне на сотни лет и лье,
как будто дождь не прекращался всю субботу.

Моя любимая, мы не изгнанники,
и день полощется, смотри, подобно знамени.
Ты видишь серый день, для нас он - белый дом,
а тем, кто выбрал мир теней - он мертвым городом.

Моя любимая, пусть гибнет все вокруг,
ты только солнце, опалясь, не выпусти из рук.
Но пыльный город сух. Все выше в небеса.
Ему не страшен Божий суд и серые глаза:

В излучинах измученных бровей
зрачки твои, как два водоворота.
А мир на дне на сотни лет и лье,
как будто дождь не прекращался всю субботу.

вверх

15. Иванушка

   mp3   2:20    4.3 MB

Сердцу сладко, не поймёшь -
То ли сказка, то ли ложь.
Ах как хочется напиться,
Хоть из мутного копытца!
Наклоняюсь, но шепчет мне травушка:
"Не пей из копытца, Иванушка".

Там у них водопровод -
Пьёт и скот, и пьёт народ.
Ах, как хочется родиться
Не у нас, а за границей.
Прописаться б, но шепчет мне травушка:
"Не пей из копытца, Иванушка".

Чем колодец нехорош?
Рядом много пьяных рож.
Всё должно перемениться -
Пишут нам в передовицах.
Начитаюсь, но шепчет мне травушка:
"Не пей из копытца, Иванушка".

Сердцу больно, не поймёшь -
То ли правда, то ли ложь.
Ах, как хочется напиться,
Чтоб не думать, не стыдиться,
Что я русский, но шепчет мне травушка:
"Не пей слишком много, Иванушка"...

Песня исполнялась К. Дехановым, памятный вечер 5.07.2006.

вверх

16. Мой дом

   mp3   1:43    3.2 MB

Опечален, опечатан
Дом с холодными печами.
Дом, в котором дверь с засовом, -
Конфискован.
Что нажил в нём - одолжил я
Всё гражданским и служивым,
Задолжал зато блатным и участковым.

Дом, в котором мы встречались,
Дом, в котором свет ночами,
Дом, в котором я врачами арестован -
Стал чужим, а я - не стану.
Словно по Афганистану,
Прогуляюсь я по дому по чужому.

То ли нетто, то ли брутто,
То ли бес какой попутал,
Стал я сытым и богатым -
Чёрту братом.
Только помнят старожилы -
Так я жил, что кровь по жилам,
Пока весь не заложили по ломбардам.

Дом, в котором мы встречались,
Дом, в котором свет ночами,
Дом, в котором я врачами арестован -
Стал чужим, а я - не стану.
Словно по Афганистану,
Прогуляюсь я по дому по родному.

Опечален, опечатан
Дом с холодными печами.
Дом, в котором дверь с засовом, -
Конфискован.

вверх

17. Сосна

   mp3   2:03    3.8 MB

Я только б для того построил дом,
Чтоб из окна видна была сосна.
Лохматая, с коричневой корой,
Одна, как домик, выдуманный мной.
Безвыходный, как выходной...

Пусть солнце здесь не сходит ниже крон,
Пусть в сырости мой выдуманный дом,
Пусть сам я опустился бы до дна -
Лишь бы была всегда видна
Лохматая, с коричневой корой.
Одна, как выходной...

Безвыходный мой дом, как жизнь моя.
Ведь в ней живу, как в нём - не выходя.
И ближняя, и дальняя родня
Корит меня, боготворя.
Зову одну из всех, с кем был знаком, -
Красавицу сосну, что ходит под окном.

вверх

18. Может быть

   mp3   3:14    5.9 MB

Может быть, может быть,
пути-дороженьки
перекрестятся, так помолимся;
Боже мой, Боже мой!
Ты поможешь нам
когда-нибудь встретиться...

Мы, конечно, по полсвета
обойдем и где-то, где-то
кто-нибудь в толпе заденет нас плечом.
Оглянувшись, вспомним живо
друга, чьё плечо служило
нам опорой, и Бог был не при чём.

Всё-таки, всё-таки,
дни весёлые
были чаще, чем годы грустные.
Соткана, соткана
ночь бессонная
на фрак дню безусому.

Он наденет фрак и станет
строгим-строгим, ведь мы с вами
поменяли всё местами - день на ночь.
Правда, нам еще осталось
юность поменять на старость.
Ах, ну как назло, сегодня дождь!

Скоро мы, скоро мы
станем гордыми,
перестанем с солнцем здороваться.
Шторами, шторами
мир за окнами
сотрем, как глаза с лица.

Но не будет нам покоя,
будем вспоминать, какое
было небо голубое  - в тех глазах.
А ночами будет сниться
солнце в золотых ресницах...
Та-да-ра-да, та-да, та-да-ра...

Другие редакции:
1) "Иерусалимский журнал", 6, 2000, под назв. "Однокурсникам", последняя строфа:

Но не будет нам покоя,
будем вспоминать, какое
было небо голубое в тех глазах.
А ночами будет сниться
солнце в золотых ресницах
и т. д:

2) "Bards.ru", под названием "Однокурсникам на 30-летие", см. страницу публикаций.

Может быть, может быть, пути дороженьки
Перекрестятся. Так помолимся:
Боже мой, боже мой! Ты поможешь нам
Когда-нибудь встретиться...
Мы, конечно, по полсвета обойдем и где-то, где-то
Кто-нибудь в толпе заденет нас плечом.
Оглянувшись, вспомним живо друга, чье плечо служило
Нам опорой и Бог был ни причем.

Все-таки, все-таки, дни веселые
Были чаще, чем годы грустные.
Соткана, соткана ночь бессонная
На фрак дню безусому.
Он наденет фрак и станет строгим,
Строгим, ведь мы с вами
Поменяли все местами - день на ночь.
Правда, нам еще осталось юность поменять на старость.
Ах, ну как на зло сегодня дождь!

Скоро мы, скоро мы станем гордыми,
Перестанем с солнцем здороваться.
Шторами, шторами мир за окнами
Сотрем, как глаза с лица.
Но не будет нам покоя, будем вспоминать какое
Было небо голубое в тех глазах
А ночами будет сниться солнце в золотых ресницах
Ла-ла ла-ла-ла ла-ла. ла-ла.

вверх

19. Трамваи

   mp3   2:47    5.2 MB

Чуть покачиваясь без поддержки,
Улыбаясь не для острастки,
Шёл по улице я в надежде,
Что на свалке найду останки

Любови ветхой. Тряпьё и сырость
Сгребу руками - и по карманам.
Остатки веры разбитой ссыплю,
Чтоб были полны ею карманы.

Трамваи подорожали -
Вот и едем в подводе.
А те, кто нас провожали, -
Их осталось по двое...

А нам не тесно, и мы не в обиде.
Сказать по правде, даже не интересно -
Кто, за кого,  когда, где выйдет.
Зато известно нам, что:

Трамваи подорожали -
Вот и едем в телеге,
Сам себе вагоновожатый,
А сено - не деньги!

Так что больше, чем сеном, не платим
За то, что верили, покуда любили.
А если сена на всех не хватит -
Ответим песенками, три-четыре:

Трамваи подорожали -
Вот и едем в подводе.
Сам себе Окуджава,
Звонкий Булат мелодий.

А под вечер, когда копыта
В пыли дорожной вдруг совсем умолкнут,
Мы вспомним имя, давно забытое,
Что было всех дороже... А ныне:

Трамваи подорожали -
Вот и едем в подводе.
А те, кто нас провожали, -
Их осталось по двое...

Январь , 1979.
Эта песня известна под авторским названием "Любовь во время инфляции или Песенка третьих лишних". Такое ощущение, что первые 8 строк написаны позже, они как-то отличаются от остального текста. Во всяком случае, во время выступления зимой 1979-80 гг. В. Б. их не исполнял, см. запись 1980?. На эту песню С. Поплавским написана пародия (запись 1980?).

На мелодию "Трамваев" написал также шуточную песню В. Ланцберг в 1980 г.

Другие редакции:
1) "Иерусалимский журнал", 6, 2000, под назв. "Любовь во время инфляции или Песенка третьих лишних" (слева);
2) "Bards.ru", под названием "Любовь во время инфляции", см. страницу публикаций, (справа).

Трамваи подорожали -
вот и едем в подводе.
А те, кто нас провожали,
их осталось по двое.

А нам не тесно, и мы не в обиде.
Сказать по правде, даже неинтересно,
кто за кого когда где выйдет...
Зато известно нам, что!

Трамваи подорожали -
вот и едем в телеге.
Сам себе вагоновожатый,
а сено - не деньги.

Так что больше, чем сеном, не платим,
за то, что верили, покуда любили.
А если сена на всех не хватит,
отвесим песенками. Три-четыре...

Трамваи подорожали -
вот и едем в подводе.
Сам себе Окуджава,
звонкий Булат мелодий.

А под вечер, когда копыта
в пыли дорожной вдруг совсем умолкнут,
мы вспомним имя давно забытой,
что было всех дороже, а ныне...

Трамваи подорожали...

 

Чуть покачиваясь без поддержки,
Улыбаясь не для острастки,
Шел по улице я в надежде,
Что на свалке найду останки
Любови ветхой. Тряпье и сырость
Сгребу руками и по карманам
Остатки веры разбитой ссыплю,
Чтоб были полны ею карманы.

Трамваи подорожали,
Вот и едем в подводе.
А те, кто нас провожали,
Их осталось по двое.
А нам не тесно, и мы не в обиде,
Сказать по правде, даже неинтересно
Кто за кого и когда где выйдет.
Зато известно нам, что

Трамваи подорожали,
Вот и едем в телеге.
Сам себе вагоновожатый,
Ну, а сено не деньги.
Так что больше чем сеном мы не платим,
За то, что верили покуда любили.
А если сена на всех не хватит,
Ответим песенкою, три-четыре:

Трамваи подорожали,
Вот и едем в подводе.
Сам себе Окуджава,
Звонкий Булат мелодий.
А под вечер, когда копыта
В пыли дорожной вдруг совсем умолкнут,
Мы вспомним имя давно забытой,
Что было всех дороже.
А ныне

Трамваи подорожали,
Вот и едем в подводе,
А те, кто нас провожали,
Их осталось по двое

вверх

20. Звездолёт

   mp3   3:20    6.2 MB

Взмахнули брови - вот и взлёт,
Глаза уносятся в полёт,
Где небосклон - ах, дивный сон! -
Всё под уклон, всё под уклон.
И нету сил во тьме лететь,
Но в темноте
Друзья как будто бы всё те:

Молитва, и Солнце, и Небо, и Тот,
Что ждёт очень долго вдали...
К ним устремляя свой взор, Звездолёт,
Горю в атмосфере Земли.

Внизу остался космодром
И отчий дом, как старый сон.
Мой новый дом, где я влюблён, -
Не небоскрёб, а небосклон.
Мы в нём вдвоём на высоте,
Но в темноте
Друзья как будто бы в беде -

Молитва, и Солнце, и Небо, и Тот,
Что ждёт очень долго вдали...
К ним устремляя свой взор, Звездолёт,
Горю в атмосфере Земли.

Погасли звёзды. Поздний жар.
Ночной закончился пожар.
Сквозь млечный дым в сгоревший дом
Войдут друзья со всех сторон.
Ведь в нём ни окон и ни стен - 
Сгорел совсем.
Зато теперь в нём место всем:

Молитва, и Солнце, и Небо, войдёт 
И Тот, что был долго вдали...
К ним устремляя свой взор, Звездолёт,
Горю в атмосфере любви.

Другое название: "Сон".

вверх

21. Наратай

   mp3   2:10    4.1 MB

Мы приехали сюда днём.
Не на отдых, а за длинным рублём.
Эй, хозяин, открывай ворота!
Говорят, что где-то здесь - Наратай.

А Наратай - такая дыра,
Заплату на неё не найдёшь.
Можно небо пришить, но тогда -
С неба дождь,
                          дождь,
                                       дождь...

Всё до нас здесь шло своей чередой,
У коровы повышался удой,
И для сплетен не хватало причин,
Ну а тут сразу двадцать мужчин -

В Наратай. А это - дыра,
Заплату на неё не найдёшь.
Можно небо пришить, но тогда -
С неба дождь,
                          дождь,
                                       дождь...

От работы ломит бока,
Но зато загорела рука.
И когда мы вернёмся домой,
Спросят все: "Ты откуда такой?"

А Наратай -такая дыра,
Зарплату ты в нём не пропьёшь.
Можно небо пропить, но тогда
С неба дождь,
                           дождь,
                                        дождь...

Август 1975. Песня посвящена первому студенческому стройотряду автора. Другое название: "Песня про Наратай".
Запись 1980?

вверх

22. Осень

   mp3   2:38    4.9 MB

Осень, осень, осень  - до поры,
Как мальчишка с фонарём во мраке,
Освещает стылые дворы
Ворохом исписанной бумаги.
Осень, осень, осень  - тополям
Положила руки на колени.
И опять не убраны поля,
И не заготовлены поленья.
И опять придётся жечь стихи
Мальчику в осеннем полумраке.
И не только те, что так плохи.
И не только те, что на бумаге.

Осень, осень, осень - каждый год
Вспоминает дождь, начав кривляться.
Словно старый-старый анекдот - 
Не смешно, а надо улыбаться.
Но, устало голову клоня,
Первыми уйдут в снега аллеи.
И среди сугробов тополя
Пред полями станут на колени.
И, виною не своей легки,
Листья укрывают всё собою.
И пока не догорят стихи -
Не забудь погреть чуть-чуть ладони.

Песня исполнялась Ал. и Ан. Зелениными, Ек. Филюриной на памятном вечере 5.07.2006.

вверх

23. Эпитафия

   mp3   0:44    1.3 MB

По плитам гранитным,
Хранящим безмолвье,
Последней молитвой
Я шёл в изголовье
Всех тех, кто отныне
Бесплотен и светел.
У них не отнимешь
Их прожитых лет и
Вечность, которую
Трогал лишь взглядом, -
Вот так далека нам!
А им она - рядом...

вверх

24. Прибой

   mp3   2:50    5.3 MB

Прибоя шум иль бой невдалеке?
"Ура" кричат подвыпившие чайки.
И сердце вдруг забьётся в кулаке,
И небо над водой начнёт качаться.

И ветрено, и странно
Качание прибоя.
В нём трепетное сразу
Уснёт без перебоев.
И, сжав во сне рукою
В кулак, как птицу, жизнь, -
Он держится героем,
Он выглядит героем...
Вот так же, брат, держись.

А соли в море - словно в котелке
Влюблённого в связистку поварёнка.
И сыплется извёстка с потолка -
От пуль шальных весь белый воронёнок!

И ветрено, и страстно
Качание прибоя.
В нём ветреное сразу
Становится - родное.
Обняв одной рукою
Любимую, чуть жив,
Он держится героем,
Он выглядит героем...
Вот так же, брат, держись.

А солнце, запыхавшись в облаках,
То вспыхнет, то погаснет отчуждённо.
То в пену брошенный волной солдат -
Лежит, посмертно смертью награждённый.

И ветрено, и страшно
Качание прибоя
В нём мертвенное сразу
Становится - живое.
Лишь берега рукою
Коснись - и снова жив.
Он держится героем,
он выглядит героем -
Вот так же, брат, держись!
Вот так же, брат, держись...

В тексте, предоставленном Т. Болотиной, другое название: "Вариации 2" (название "Вариации" имеет песня "Летом жарким на пожаре").
Другие редакции: "Bards.ru", под названием "Вариации", см. страницу публикаций.

вверх

25. Легче лёгкого

   mp3   1:50    3.4 MB

Легче лёгкого  - разбежаться,
Оттолкнуться, в комочек сжаться
И, конечно же, полететь...
Под восторженный рёв оваций
Независимым показаться,
Приземляясь чуть-чуть левей,
Чем положено было века для людей.
И руками успеть взмахнуть,
Завершая небесный свой путь.

Но тяжёлого тяжелее -
Много лет без наград трудиться,
Человеком быть, а не птицей...
Но, как птица, хотеть лететь!
Упражняться, тренироваться,
Развивая мозги и пальцы.
И однажды, смеясь, рискнуть
Чуть правее жизни своей шагнуть -

В мир иной, где вовек и присно
Нет ни птиц, ни людей, ни смысла.
Лишь парение, да сияние,
Да единственное желание -
Крылами успеть взмахнуть,
Завершая земной свой путь.

вверх

26. Пристанище моё

   mp3   2:12    4.1 MB

Я больше не бреду, как тополь, на восток,
Крича, как на ветру от топора.
Пристанище моё,
Ристалище моё -
Бескровная, бесправная игра.
Пристанище моё,
Ристалище моё -
Бескровная, бесправная игра.

На голом пустыре раздет - то не беда.
Беда - что детвора, как та трава.
В снегу, как под крылом, -
Их вид, их взгляд, их дом...
О Боже правый, где твои права?
В снегу, как под крылом, -
Их вид, их взгляд, их дом...
О Боже правый, где твои права?

Пора? Ну что ж, пора... Восток - не водосток.
Заря, заря зовёт играть в лучи.
Молчу, и ты молчи -
Вот ключ, а вот замок.
А правду знают только палачи.
Молчу, и ты молчи -
Вот ключ, а вот замок.
А правду знают только палачи.

Но будет верный шаг, но будет точный срок,
Когда - не поменять, не уступить.
Проиграна игра,
И долг мой так высок,
Что, Боже живый, долго надо жить...
Проиграна игра,
И долг мой так высок,
Что, Боже живый, долго надо жить!

вверх

27. Липовый мёд

   mp3   2:23    4.4 MB

Дальше - больше несметных дней,
Но липа цветёт.
В самой гуще её ветвей
Ужин нас ждёт.
Соберём мы скорей друзей,
Чем липовый мёд.
Незаметно и воскресенье 
Пройдёт.

Будет осень и ураган - 
Всё впереди.
Будем ссориться и ругаться - 
О, Господи!
Но какой-нибудь мальчуган
Лет пяти,
Разбирая старинный хлам,
Нас простит.

Скажет - жили, не знали сна,
Собирали мёд.
Скажет - скоро пришла зима,
Умер тот, кто придёт.
Скажет - пчёлы умней машин,
Тоже народ;
Папы, мамы и малыши -
Любят мёд.

Дальше - больше несметных дней,
Но липа цветёт.
В самой гуще её ветвей
Завтрак нас ждёт.
Соберём мы скорей друзей,
Чем липовый мёд.
Незаметно и воскресенье -
Придет.

Другие редакции: 
1) "Иерусалимский журнал", 6, 2000, см. страницу публикаций;
2) "К востоку от солнца", выпуск 5. Новосибирск, НГУ, 2003.

Дальше больше несметных дней,
но липа цветёт!
В самой гуще её ветвей
ужин нас ждёт.
   Соберём мы скорей друзей,
   чем липовый мёд.
   Незаметно и воскресенье
   пройдёт.
Будет осень и ураган -
всё впереди.
Будем ссориться и ругаться -
о, Господи!
   Но какой-нибудь мальчуган,
   лет пяти,
   разбирая старинный хлам,
   нас простит.
Скажет, жили не знали сна,
собирали мёд.
Скажет, скоро пришла зима,
умер тот, кто придёт.
   Скажет, пчёлы умней машин,
   тоже народ;
   папы, мамы и малыши
   любят мёд.

вверх

28. Она убежала

   mp3   1:37    3.0 MB

И вот она убежала в гости...
И не было сердцу её милее,
Как не было солнца в тот день недели, -
Берёзы бледнели при встрече с нею...

Ах, как она убегала в гости!
Пальто запахнув на ходу... И вскоре
Вернулись в свои берега лужи,
Сверкавшие брызгами под ногами только что...

И снова прохожие - о Боже, сколько их! -
Бегут по делам своим, не понимая,
Что если бы только было возможно,
Я сделал бы всё, чтоб она вернулась...

Из крохотных брызг собирал бы бусы
И солнце б нашёл, чтоб они сверкали,
И тоненькой ниточкой обернулся бы -
Всё для того, чтоб она осталась...

Столетья и дни недели
Молчали и безучастно смотрели
На то, как на самом деле
Она убегала навеки...

Она убегала навеки...

Май, 1978. Другое название: "Весенняя. После дождя и солнца". Возможно, относится к циклу "Любовь - вода".

вверх

29. Премьера

   mp3   2:50    5.2 MB

Оранжевый пятый час.
Парящего ястреба взмах.
И синий застиранный занавес-флаг
Взлетает, открыв пейзаж.
В нём выжжено всё огнём,
И нет меж страстей людей...
Но эти пустые пески  - о Нём,
А эти цветы - о Ней.

Оставил её в дали,
С которой немыслима связь...
Он молний себе молил,
На столб телеграфный крестясь.

Билеты - за полцены,
До сцены - неполный шаг.
И в летнем театре опять аншлаг,
В нём Гамлет счастливцем был.
И все, кто собрались в нём,
Хоть нет среди них людей...
Но эти пустые ряды - о Нём,
А небо над ним - о Ней.

Оставил её в дали,
С которой немыслима связь...
Он молний себе молил,
На столб телеграфный крестясь.

Простуженный хриплый зал,
Деревьев-суфлёров взгляд -
В театре премьера пять лет подряд,
Но в мире никто не знал.
Но в ложе раздался стон...
О Боже, в ней нет людей!
Но эти пустые слова - о Нём,
А этот мотив - о Ней.

Оставил её в дали,
С которой немыслима связь...
Он молний себе молил,
На столб телеграфный крестясь.

Другое название: "Премьера, или появление Бога".

Другие редакции:
1) "Купола". Литературно-художественный альманах, ? 1. Изд. дом "Вертикаль", "Арт-Авеню", 2006 г. С. 182:

Премьера, или появление Бога

Оранжевый пятый час.
Парящего ястреба взмах,
И синий застиранный занавес-флаг
Взлетает, открыв пейзаж.

В нём выжжено всё огнём,
И нет меж страстей людей,
Но эти пустые пески  о нём,
А эти цветы о ней.

Припев:
Оставил её в дали,
С которой немыслима связь,
Он молний себе молил,
На столб телеграфный крестясь.

Билеты за полцены,
До сцены неполный шаг,
И в летнем театре опять аншлаг.
В нём Гамлет счастливцем был.

И все, кто собрались в нём,
Хоть нет среди них людей,
Но эти пустые ряды - о нём,
А небо над ним - о ней.

Припев

Простуженный хриплый зал,
Деревьев-суфлёров взгляд.
В театре премьера пять лет подряд,
Но в мире никто не знал.

Но в ложе раздался стон,
О Боже, в ней нет людей!
Но эти пустые слова о нём,
А этот мотив о ней.

Припев

вверх

 

 


Несметные дни Владимира Болотина
При использовании материалов сайта просьба соблюдать приличия
© М. А. Выграненко, 2006-2015

Рейтинг@Mail.ru