Обложка \ Содержание \ Стихотворения \ Орудия казни

Открытие: 15.11.2007

Обновление: 26.04.2012

О сайте

 
ОРУДИЯ КАЗНИ

ЛЮБОВЬ - ВОДА     НА ГРАНИЦЕ ЛЮБВИ     ПУТЬ ПОЗНАНИЯ     МОЙ ДОМ     ПРИБЛИЖЕНИЕ БОГА     ОРУДИЯ КАЗНИ

*     *     *

Среди разных орудий казни
Нестареющий интерес
Вызывает благообразный
Одноместный красавец-крест.

Но в связи с перенаселеньем,
Экономией древесин
В мире стало не до веселий -
Грешных много, а он один.

Веселиться так веселиться!
Технологии суть проста:
Из креста можно сделать две виселицы...
Только где взять ещё Христа?

"Иерусалимский журнал", ? 20-21, 2005. Публикация М. Басина

 

*     *     *

Наступит год, да так, что хрустнут косточки,
Активный, олимпийский, високосный.
А по подмосткам шелухой из горсточки
Рассыпался народ - разжал кулак Высоцкий.

Он умер, и потом всё переносится.
Доносится, что он назло, и всё не правда то...
Но гроб, как свет невыносим, выносится,
И даже тени на колени падают.

Лежит, овеянный июльскими знамёнами.
Над ним ни свечки, ни креста и ни звезды.
Но караульные его - беспечно вечно мёртвые,
В руках с нейтральной полосы замёрзшие цветы.

"Иерусалимский журнал", 2006, 22.
Публикация Т. Болотиной
"И так же долго буду жить".

*     *     *

Ходят, бродят меж людей
Нелюди.
Нелюдимы в ясный день,
Рядом в невидаль.

Нелюбимые детьми,
В глазах наледи.
Невидимые они,
Когда на людях.

Но в укромных пакостных
Головах-логовах
Их дела-замыслы
Пострашней волковых.

Оболгут, обгложут
Без стыда, чести.
Люди добрые, люди Божия!
Будьте вместе.

"Иерусалимский журнал", 2006, 22.
Публикация Т. Болотиной
"И так же долго буду жить".

*     *     *

В. Ланцбергу

Будто меня одинокое детство
Облаком дивным ведёт.
В сумрачный день солнцу не разогреться,
Разоблача небосвод.

Облачный день словно грозное знамя,
Жить запрещают врачи.
Пой и молчи - это как наказанье,
Хуже лишь гибель в ночи.

Будто во мне обо мне бепрестанно
Подлый приятель стучит.
Пой и молчи - это больше чем странно,
Это от ада ключи.

Будто весельем своим озабочен,
Клоун пошёл в палачи.
Пой и молчи - это больно не очень,
Хуже погибель в ночи.

Даже у полюса внутренним голосом
Молча сиянье поёт
Голосом глобуса. Колосом колосу
Поле молчит. И народ.

Многоголосая, многопечальная,
Молча Земля наша мчит.
Пой и молчи - это как заклинание,
Чтобы не сгинуть в ночи.

Молниеносное небо громоздко,
Кончился облачный рай.
Старый певец, умудрённый подросток -
Кончился? Значит, играй.

Пой - и забудут врачи предсказания.
Пой - и замрут палачи.
Пой и молчи - это больше, чем знание.
Это победа в ночи.

"Иерусалимский журнал", 2006, 22.
Публикация Т. Болотиной
"И так же долго буду жить".

В. Ланцберг - известный автор и исполнитель песен, см. страницу посвящений.

Из письма Т. Болотиной И. Бяльскому (сообщила в апреле 2009 г. Ольга Чернова, хранитель архива В. Ланцберга):
"Под текстом песни <Посвящение Ланцбергу> дата не стоит, но написана она была до 1993 года, в том году Вова был на ростовском фестивале авторской песни и жил в доме замечательного музыканта Константина Деханова. Сейчас Костя живёт в Новосибирске, он раввин одной из синагог нашего города. Так вот, именно в 93 году Костя услышал эту песню впервые. Других источников у меня нет. Песня осталась в записи к 4-му диску, но в диск он её не включил".

Памяти И. Талькова

Бог есть?
Не знаю, но есть знак,
Простой, торжественный, трагичный -
Убит Поэт, но жива знать
И как всегда живёт прилично.

Убит Поэт...
Не привыкать.
В России смерть как право "вето" -
Привыкли "некто" налагать
На жизнь опального Поэта.

А их подружки и друзья,
Пустоголовые болтушки,
Играют жизнями, казня
Попутно наши Божьи души.

Телеэкранные цари,
Царицы "мини" в макияже
Решают в раже в наши дни
Кому не жить... кто первый скажет...

"В начале было слово...", но!
Не Бог, а "деньги". И "колготки".
Молчи, Поэт, смотри в окно -
Там длинный день, там век короткий.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

В России Бог мёртв испокон,
И не свести всё к личным счётам...
Убит Поэт?
Умри Закон!
Бог есть! - он месть. Все знаки к чёрту...

9.10.1991

*     *     *

Пришла пора не верить телеграммам,
Смеяться, задыхаясь от удушья,
И вдруг, услышав грохот барабанный,
Заплакать, зная - некому подслушать.

Солдаты-мальчики шагают, гордо подняв
Глаза, стремясь не далее, как в вечность,
Там, где становятся прозрачными ладони
И острыми растворенные плечи.

В них входит смерть, и сердце тихо-тихо
Спешит, спешит и кажется успеет
Сноситься, шитое такой портнихой,
Где дети одеваться не умеют.

Найти чулки, поправить чёлку быстро,
Переменить ботинки правый-левый,
А шубка, купленная осенью на вырост,
Уже не прикрывает и коленок.

И замолчать, оставив дверь открытой
Уходят дети, дни и грохот барабанный
Перемешался с ворохом открыток,
Они не верили коротким телеграммам.

Пора и нам не верить телеграммам,
Звонить домой и требовать ответа
Того, чьё имя стало просто светом,
И смерть навек останется обманом.

Орудия казни

1

- Скотина ты, гильотина!
Дубина - и та человечней,
Ведь люди не из пластилина,
Не прилепишь конечность,
А тем более голову...
- А зачем она - голому?

- Скотина ты, гильотина!
Голый, так что ж - бездетный?
Иль денег не заплатил он,
Чтоб умереть одетым?
Раздели, и голову - к чёрту, что ль?..
- А зачем она - мёртвому?

2

Плакала плаха,
Со скрипом всхлипывая:
- Господи, на фиг
я с детства липой была?

Росла б орешником
Или осиною...
Пусть сами б вешались,
Зачем же силою.

Плаха плакала.
Палач поёрзывал.
Рубаха красная,
Топор берёзовый...

3

Самоуверенный и нищим не товарищ -
Не путай с топорищем,
Не потрафишь.

Оно топорное, а он остёр
И - щёголь.
Оно топорное, а он - топор.
Ещё бы!

"Иерусалимский журнал", 2006, 22.
Публикация Т. Болотиной
"И так же долго буду жить".

*     *     *

Если я не против флага над школой,
Значит - я против неба над флагом.
Дисгармония - это не шкода,
Это либо предательство, либо лажа.

И художник - это не рожа,
Не взгляд, и не пальцы даже.
Это - когда фальшь невозможна.
Даже если возможна драка.

"Иерусалимский журнал", 2006, 22.
Публикация Т. Болотиной
"И так же долго буду жить".

*     *     *

Я сыт и в тепле, но порой
На хлеб насыпаю соль.
Чёрный белому предпочитаю -
Что за антимечта?

Что за блажь? Наполняю потом
Я стакан пустым кипятком,
Как шампанское выпиваю.
В чём здесь тайна?

Дело в генах. Наверное, в них
Отложились лихие дни,
Когда деды мои в опале
Выживали.

Хлеб да соль, да ус пожуют -
Ссылку переживут.
Ковш воды да глоточек воли -
Переживали войны.

Деды выжили, вот и я живу -
Тоже солоно хлеб жую,
Запиваю водой простою,
Чтобы жить без простоев.

Губы вытер, соль стряхнул,
Крошки съел - пора за труд.
Да помогут и мне они же
Средь довольства поэтом выжить.

"Иерусалимский журнал", 2006, 22.
Публикация Т. Болотиной
"И так же долго буду жить".

*     *     *

Иван-царевич, не смей,
Не сравнивай себя с ней!
Ей можно и невозможное,
А ты при ней - так, заложником.

Коль если что где не так -
Тебя поведут в овраг.
Вот так-то, Иван, вот так.
Останься-ка ты, дурак,
Останься живым, дурак.

Иван-царевич, не смей.
Иван-царевич, не бей.
Иван-царевич, не пей.
Иван-царевич, не верь.

А так как здесь всё не так -
Меня поведут в овраг.
Вот так-то, страна, вот так.
Иван царевич - дурак.

"Иерусалимский журнал", 2006, 22.
Публикация Т. Болотиной
"И так же долго буду жить".

Источник зла или Пацифистская

Времена и нравы,
Города и годы,
А вода из крана
Нам по каплям в дом - невзгоды.
А вокруг окопы
Да огонь.
Это всё могло бы,
Конечно, могло бы...
Да на кой?

Тишина. Лишь тени,
Вороньё, воронки.
А от воскресенья -
Нам опять одни обломки.
А земля - буграми
От могил.
Ну, а вдруг за нами?
Конечно, за нами.
Помоги им.

Лестницы да листья,
Сапоги, погоны,
Ни одной актрисе
Не сыграть вовек такого.
Эта роль японий
Хиросим.
Ну, а мы запомним,
Конечно, запомним
И простим.

Города простим и годы,
Времена и нравы.
А вода из крана
Нам по каплям в дом - невзгоды.

Чужой человек
Альбом "Чужой человек"

ЛЮБОВЬ - ВОДА     НА ГРАНИЦЕ ЛЮБВИ     ПУТЬ ПОЗНАНИЯ     МОЙ ДОМ     ПРИБЛИЖЕНИЕ БОГА     ОРУДИЯ КАЗНИ

 



Несметные дни Владимира Болотина
При использовании материалов сайта просьба соблюдать приличия
© Выграненко М. А., 2006-2012

Рейтинг@Mail.ru