Обложка \ Содержание \ Стихотворения \ Путь познания

Открытие: 1.09.2007

Обновление: 26.04.2012

О сайте

 
ПУТЬ ПОЗНАНИЯ

ЛЮБОВЬ - ВОДА     НА ГРАНИЦЕ ЛЮБВИ     ПУТЬ ПОЗНАНИЯ     МОЙ ДОМ     ПРИБЛИЖЕНИЕ БОГА     ОРУДИЯ КАЗНИ

Триптих

1

И пустота, чтоб явной стать,
Должна пройти через величье.
И сотни книг, картин приличных
Необходимо написать,
Чтобы предстать во всём безличье.

2

И славен тот, кто может знать,
Что он  - никто. Но в день прекрасный,
Свободный от трудов напрасных,
Он с лёгкостью любови страстной
Коснётся кистью иль пером
Всего того, что есть кругом -
Деревьев, листьев, звёзд... И сразу
Померкнет солнце, Бог и разум,
И мир состарится, и в нём
Возникнет новый, где огнём
Сжигая ложь, старьё и тени -
Сгорает гений.

3

И мудрость, чтобы явной стать,
Должна пройти через безличье,
Побыть природой, вещью, нищим,
Царю и вору стать подстать.
И вот тогда, сумев узнать
И суть , и ложь, и их соседство,
Вернуться даже дальше детства,
Ещё за год до рождества, 
Сломив законы естества,
И раньше на день иль на час
Себя же самого зачать.

"Иерусалимский журнал", 2006, 22.
Публикация Т. Болотиной
"И так же долго буду жить".

 

 

*     *     *

Народу полный двор,
Высокие как на подбор,
А я едва до подбородка
Им достаю рукой.
Не видно мне, кто в том лежит в гробу.
Твердят, что молодой, красивый.
- И я смогу, - подумал я.
Пусть солнце отвернётся от меня,
А я, привстав над всеми, как луна,
Взгляну на тайну безразличным взглядом
И тихо-тихо лягу рядом.

"Иерусалимский журнал", 2006, 22.
Публикация Т. Болотиной
"И так же долго буду жить".

Осенний этюд ? 1

Разве мёртвых кто-нибудь обманывает?
Помнишь, лето пронеслось без капли лжи?
Лесостепь и озерцо внеплановое.
Много ль- мало ль? Не соврав, скажи.

Отпуск . Отдых. Умирающее лето.
Руки от крапивы в волдырях.
Пробирались к тайному, неведомому-
Оказались в пионерских лагерях.

Ну свернули бы тогда в болото,
Ну прошли бы чуть левее поле ржи.
Разве меньше бы Платонов был измотан?
Маяковский дольше бы прожил?

Не помочь ни прошлым , ни последнему.
Будь безгрешен, словно ангел, измолись.
Карусельные лошадки в тьму осеннюю
Убегают без оглядки, как и жизнь.

"Иерусалимский журнал", 2006, 22.
Публикация Т. Болотиной
"И так же долго буду жить".

*     *     *

Тогда, когда меня не будет,
Я буду также как они,
Я буду также как они,
Которые уже не люди.

И также долго буду жить,
Не разрываясь и не плача.
Вот только радость и удача
Меня не будут находить.

Тогда, когда её не будет,
Всё будет также как в те дни,
Всё будет также как в те дни,
Когда мы были только люди.

И петь, и верить, и любить, 
Не расставаясь на столетья,
Мы будем громко, словно дети,
Сквозь лихолетья проходить.

Тогда, когда нас всех не будет,
Мы будем также как они,
Мы будем также как они,
Которые навеки люди.

Мы снова с ними будем жить,
Деля их счастье, смысл и ужас.
Мы будем их живые души,
Им будет чем на свете жить.

"Иерусалимский журнал", 2006, 22.
Публикация Т. Болотиной
"И так же долго буду жить".

*     *     *

У ночи синий язык.
Вечером она слизывает с моих окон остатки дня,
И я вижу, какая чёрная у неё пасть,
Вся усыпанная острыми, мелкими звёздами.

Но я не боюсь её,
Она молода и красива.
Страшна ночь старая, мутная, беззубая.
Она липнет к моим окнам и прикосновением своим 
Превращает их в зеркала.
В чёрные зеркала.
Сама, прячась за ними, ждёт.

"Иерусалимский журнал", 2006, 22.
Публикация Т. Болотиной
"И так же долго буду жить".

*     *     *

Хоть трудно выйти из толпы,
Но надо.
В ней не увидишь ни пустынь,
Ни сада.
Так и пройдёшь земной свой путь
Невинно,
Не зная ложь, не видев суть -
Лишь спины.

*     *     *

Я некто,
Наносящий на карту объекты,
Сверхсекретные данные века.
Заношу в свой блокнот и вещи,
Не имеющие значения для сегодняшнего человека.

Я разведчик.
Мой шифр - "вечность".
И когда-нибудь на рассвете
Завоюют тот мир поэты.
Мной разведанный, в день победы
Будет взорван весь и воспет он.

Между соснами в бледной просини
Облака как из края отчего...
Я разведчик.
Меня забросили в пятьдесят пятом.
Сеанс окончен.

"Иерусалимский журнал", 2006, 22.
Публикация Т. Болотиной
"И так же долго буду жить".

*     *     *

Не по годам моя беда -
Головушка печальная, как омут.
Да будет конь мой добр к другому,
- Ты не гони его, я сам
И стар, и пьян не по годам.

Не по годам галопом, а ползком,
Через удары сердца и судьбы,
Всем телом обрываясь с высоты,
А головой, глубокой словно омут,
Прилег, да на пути к другому.
- Оставь, любимая, я сам
И стар, и пьян:

Не по годам пойду, а по рукам,
Как шлюхи, деньги, книги и стаканы,
Потом пойду по головам,
Как танк, не разбирая, кто - дурак,
Кто - сволочь, кто - юнец, кто - просто так, -
Вином пойду по головам.
- Не пей, любимая, я сам:

Кто нагадал мне этот странный сон?
Я сам - моя беда.
Головушка хмельная, словно омут,
Досталась бы кому-нибудь другому,
А он бы мне тебя отдал.
- Не верь, любимая, я сам
И стар, и пьян не по годам.

*     *     *

Грустно ли быть весёлым?
Просто ли взять и заплакать?
Горе шагало просёлками,
Словно король в новом платье.

Гляньте, король-то - голый!
С горем играли дети -
Спрятали солнце за морем,
Место лучами отметив.

Детство проходит скоро.
Взрослые в горе играли -
Спрятали солнце за морем
И в темноте потеряли.

"Иерусалимский журнал", 2006, 22.
Публикация Т. Болотиной
"И так же долго буду жить".

*     *     *

Горе, право, и не горе,
Если рядом друг.
Ну а если с ним вы в ссоре,
Если тьма вокруг?

Если он впотьмах, с разбегу,
Вдребезги и в дым -
Даже отсвет, даже эхо...
Он? А может ты?

Хуже вряд ли и бывает,
И обычней нет.
Ну и ладно, он-то знает
У кого кто свет.

"Иерусалимский журнал", 2006, 22.
Публикация Т. Болотиной
"И так же долго буду жить".

*     *     *

Что Розенкранц? Что Гилденстерн?
Какая разница меж вами?
Что сон? Что явь? Что свет? Что тень?
Что есть вне вас? Что между вами?

Что Гилденстерн? Что Розенкранц?
Вы связаны? Кто держит нитку?
Рожденье? Смерть? Судьба? Аванс?
Есть шанс остаться не в убытке?

Что Розенкранц? Что Гилденстерн?
Кто первый эту тьму покинет,
Когда петух на третий раз
Невнятно прогорланит имя?

Что Роз? Что Гил? Что Кранц? Что Стерн?
Что разложенье? Что созданье?
Кто мёртв... чуть-чуть, кто жив совсем?
Кто в том, кто в этом мирозданье?

Эй, Кранцестерн! Эй, Розенгил!
Письмо от короля - вам надо ехать.
Есть кто живой? Здесь есть кто жил?!
Пусть карлик, пусть олень, пусть эхо.

Почти по Шекспиру

Померещилась улыбка ль
Мне меж ветреных ланит,
Или кто-то дверью скрипнул
И сквозь щёлочку глядит?

Чей-то локон вьётся, об пол
Бьётся медленный хрусталь,
То ли глазки с поволокой,
То ли шпаги острой сталь.

То ли яд в словах холодных,
То ли просто капля лжи,
За портьерою Полоний?
Иль сквозняк, таясь, дрожит?

"Иерусалимский журнал", 2006, 22.
Публикация Т. Болотиной
"И так же долго буду жить".

*     *     *

Я чувствую себя небесно-старым,
Небесно-голубым я был вчера,
И звёзд на небе только и осталось,
Что до утра.

Я чувствую себя лазурным горем,
Лазурность моря приторно-ясна,
Из ста просоленных насквозь историй
Одна слеза.

Я чувствую себя безбедно-нищим,
Безбедно жившим жизнь не так сладка,
А мне весь мир людской как ветка вишни,
В ней два цветка.

Я чувствую себя, но вот что странно - 
Нет имени тем чувствам, словно снам,
И я, дорогу потерявший странник,
Ищу слова.

"Иерусалимский журнал", 2006, 22.
Публикация Т. Болотиной
"И так же долго буду жить".
Песня исполнена В. Герасько на концерте памяти "Вдоль вечности под парусом стихов..." 21.04. 2006.

Я первый
Альбом "Восточный ветер"

Путь познания (Дорога)
Альбом "Восточный ветер"

Автопилот
Альбом "Восточный ветер"

Звездолёт
Альбом "Восточный ветер"

"Эта бедная дорога"
Альбом "Чужой человек"

"Уедем, уедем..."
Альбом "Чужой человек"

"Из темноты"
Альбом "Чужой человек"

"Сон"
Альбом "Чужой человек"

"Песенка Сократа"
Альбом "Чужой человек"

Любой знает сам
Альбом "Антитрамвайный этюд"

 

ЛЮБОВЬ - ВОДА     НА ГРАНИЦЕ ЛЮБВИ     ПУТЬ ПОЗНАНИЯ     МОЙ ДОМ     ПРИБЛИЖЕНИЕ БОГА     ОРУДИЯ КАЗНИ
 



Несметные дни Владимира Болотина
При использовании материалов сайта просьба соблюдать приличия
© Выграненко М. А., 2006-201
2

Рейтинг@Mail.ru